«любить только мужчин — какая скука!» жизнь и драма марины цветаевой

Алан-э-Дейл       17.11.2022 г.

[править] Цветаева о евреях

В одном из писем Цветаева пишет:

В студенческие годы была знакомой Леонида Каннегисера, о котором впоследствии вспоминала в качестве примера положительного еврея в дебатах с юдофобами.

В стихах 1916 года упоминается Израиль:

Персонажи-евреи появляются и в других произведениях.

Была полностью за евреев («Слава Богу, что я не еврейка. При первом же „жидовка“ я бы подняла камень с мостовой — и убила»), и вообще была неравнодушна к евреям, например в письме к Ольге Черновой писала: «После всех живых евреев — Генриха Гейне — нежно люблю — насмешливо люблю — мой союзник во всех высотах и низинах, если таковые есть».

Помимо Гейне Цветаева любила и Пушкина, и отмечала, что «в 1916 г. какой-то профессор написал 2 тома исследований, что Пушкин — еврей».

Цветаева отмечала неравнодушие евреев к прекрасному полу:

Однако, в годы Гражданской войны её отношение к евреям несколько изменилось, и уже стало менее восторженным и идеализированным:

К Л. Д. Троцкому относилась, как полагают, хуже чем к В.И. Ленину.

В 1919 году она уже написала «Не могу простить евреям» (считая евреев виновными в голоде, а с другой стороны намекая на их якобы «засилье», говоря, что везде «кишат евреи»).

В 1920 году написала антиеврейское стихотворение:

В «Записных книжек» описывает: «Опричники (продотрядовцы): еврей с слитком золота на шее…»

Стоит при этом отметить, что Цветаевой в то тяжёлое время помогали евреи, о чём она сама говорила так:

Цветаева была дружна с Елизаветой Моисеевной Гольдман, и все, что требовалось в ее «пещерной жизни», она «находила в семье Гольдманов». Во время боев на Поварской в 1917 году маленькую дочь Ариадну прятали в их квартире. Эта же еврейская семья спустя десятилетия «слала в глухую Сибирь Анастасии теплую одежду и продукты с обоюдного согласия и сочувствия» (Анастасия, сестра Марины, находилась в ссылке).

В 1924 году Цветаева написала непонятную фразу «мое отношение к еврейству вообще: тяготение и презрение. Мне ни один еврей даром не сходил! (NB! А ведь их мно-ого!)». Возможно, она имеет ввиду то, что тем евреям, которые к ней ходили на выступления, от неё что-то было нужно, что-то не связанное с поэзией. Это вызывало презрение, но с другой стороны, на 1 место Цветаева ставит собственное тяготение к евреям.

За границей Цветаевой покровительствовал в Берлине «близкий друг» Абрам Вишняк, владелец издательства «Геликон», в Праге — Марк Слоним, редактор эсеровского журнала «Воля России», а в Париже — профессор Марк (Мордух) Вишняк, соредактор «Современных записок».

Илья Григорьевич Эренбург помог Цветаевой отыскать в эмиграции её мужа Эфрона.

Её дочь в Германии отдыхала у евреев («Летом она была на море, у немецких евреев»). Также дочь подрабатывала у еврейского врача, и Цветаева отмечала, что «евреям льстит, что у них служит моя дочь!»

Вернувшись в СССР, где в Литфонде Союза писателей ей отказали в квартире, ей находит жильё чиновник этого фонда Арий Давидович Ратницкий. Её духовное одиночество скрашивает крупный литературовед Е. Б. Тагер, еврейский писатель Ной Григорьевич Лурье, к которому она была очень привязана.

Цветаева также занималась переводами еврейских поэтов с идиша. Она получила соответствующий заказ от издательства «Художественная литература» после присоединения к СССР Западной Белоруссии и Западной Украины, где было много еврейских поэтов. Переводы частично сохранились в последних тетрадях Цветаевой в виде черновиков, судьба сборника (над которым также работали В. В. Державин и Л. М. Длигач) под названием «Из еврейских поэтов Западной Украины и Западной Белоруссии» точно неизвестна.

Арсений Тарковский говорил: «Цветаева была яростной юдофилкой».

Последние годы

Находясь за границей, Цветаевы жили в крайней нищете. Супруг не мог работать по состоянию здоровья, и им приходилось выживать на скудные гонорары, которые Марина получала за написание статей.

Позже, этот период своей биографии Цветаева назовёт «замедленной смертью от голода».

Члены семейства неоднократно обращались в советское посольство, чтобы им разрешили возвратиться на Родину.

В 1937 г. им наконец-то дали такое разрешение, однако радость обернулась трагедией. Сотрудники НКВД задержали мужа Цветаевой и ее старшую дочь.

В итоге Ариадна была отправлена на 15 лет в ссылку, а Сергея Эфрона, по решению советской власти, расстреляли осенью 1941 г.

С началом войны, Марина с сыном Георгием была эвакуирована в город Елабуга. Там она вновь столкнулась с крайней нуждой, в результате чего ей пришлось работать посудомойкой.

Личная жизнь

Официальным супругом Марины Цветаевой был Сергей Эфрон. Они познакомились в 1911 году. Не последнюю роль в этом сыграл Максимилиан Волошин. Через полгода пара сочеталась браком. А еще через небольшой промежуток времени у супругов родилась дочь Ариадна.

Марина Цветаева с дочерью Ариадной

Несмотря на официальный статус замужней женщины, Цветаева не отказывала себе в праве заводить романы на стороне.

В какой-то период времени она заинтересовалась Борисом Пастернаком. История их отношений насчитывала почти 10 лет.

Уже в Праге молодая женщина обращает внимание на Константина Родзевича, правоведа и скульптора. Бурный роман длился всего 6 месяцев

Именно под влиянием сильных чувств к мужчине Цветаева написала «Поэму горы».

Однако интрижка закончилась ничем. Родзевич быстро охладел к поэтессе. Его избранницей стала другая. Дошло до того, что Цветаева помогала невесте некогда своего возлюбленного выбирать свадебное платье.

Муж Марины Цветаевой с дочерью Ариадной

В 1914 году поэтесса внезапно увлеклась девушкой. Она проявила интерес к Софии Парнок. Супруг страшно ревновал Цветаеву. Устраивал ей скандалы. В итоге женщина приняла решение уйти от мужа.

Парнок и Цветаева

Но уже в 16 году однополый роман завершился, и поэтесса вернулась к супругу. В 1917 на свет появляется вторая дочь пары — Ирина.

Дочери Марины Цветаевой Ариадна и Ирина

Сразу после этого в жизни поэтессы начинается огромная и затяжная черная полоса. Разгорается революция, а затем — гражданская война. Работы нет, денег не хватает. Доходит до того, что семье нечего есть.

Муж отправляется в вынужденную эмиграцию, опасаясь репрессий и смерти от рук красных. Цветаева остается одна с двумя детьми. Чтобы хоть как-то выправить положение, она принимает нелегкое решение и отдает дочерей в подмосковный приют.

Ариадна выживает. А младшая, Ирина умирает от голода. На момент смерти ей было всего 3 года.

Цветаева и Эфрон в молодости

В 1925 на свет появляется последний ребенок поэтессы и мужа Цветаевой, Сергея Эфрона. Его называют Георгий. Мальчик получает ласковое прозвище «Мур». Как и прочие дети в семье, он растет довольно болезненным и слабым. Не может похвастаться здоровьем.

Марина Цветаева с маленьким сыном Георгием

Несмотря на это, молодой человек уходит добровольцем, едва начинается Великая Отечественная. С фронтов Второй Мировой он так и не вернулся и погиб в 1944 году. Но мать Георгия этого уже не видела.

Сын Марины Цветаевой ГеоргийГеоргий Эфрон в юности

Стихотворения

Первый сборник Марины Цветаевой под названием «Вечерний альбом» увидел свет в 1910 году. В основном он включал ее творения, написанные в школьные годы

Довольно быстро творчество юной поэтессы привлекло внимание знаменитых литераторов, особенно ею заинтересовались Максимилиан Волошин, муж Анны Ахматовой, Николай Гумилёв, и основоположник русского символизма Валерий Брюсов. На волне успеха Марина пишет первую прозаическую статью «Волшебство в стихах Брюсова»

Кстати, довольно примечательным фактом является то, что первые книги она публиковала на свои собственные деньги.

Первое издание «Вечернего альбома» | Феодосийский музей Марины и Анастасии Цветаевых

Вскоре был издан «Волшебный фонарь» Марины Цветаевой, ее второй поэтический сборник, потом вышло и следующее произведение — «Из двух книг». Незадолго до революции биография Марины Цветаевой была связана с городом Александров, куда она приехала в гости к сестре Анастасии и ее супругу. С точки зрения творчества этот период важен тем, что он насыщен посвящениями близким людям и любимым местам и позднее был назван специалистами «Александровским летом Цветаевой». Именно тогда женщина создала знаменитые циклы стихотворений «К Ахматовой» и «Стихи о Москве».

Ахматова и Цветаева в образах египтянок. Памятник «Серебряный век», Одесса | Panoramio

Во время гражданской войны Марина прониклась сочувствием к белому движению, хотя, как говорилось выше, в целом не одобряла разделения страны на условные цвета. В тот период она пишет стихи для сборника «Лебединый стан», а также большие поэмы «Царь-девица», «Егорушка», «На красном коне» и романтические пьесы. После переезда за границу поэтесса сочиняет две масштабные работы — «Поэму Горы» и «Поэму Конца», которые окажутся в числе ее главных произведений. Но большинство стихов периода эмиграции опубликованы не были. Последним напечатали сборник «После России», включавший сочинения Марины Цветаевой до 1925 года. Хотя писать она не переставала никогда.

Иностранцы гораздо больше оценили прозу Цветаевой – ее воспоминания о русских поэтах Андрее Белом, Максимилиане Волошине, Михаиле Кузмине, книги «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Дом у Старого Пимена» и другие. А вот стихи не покупали, хотя Марина написала замечательный цикл «Маяковскому», «черной музой» для которого стало самоубийство советского поэта. Смерть Владимира Владимировича буквально потрясла женщину, что и через много лет можно почувствовать, читая эти стихи Марины Цветаевой.

В Москве не до стихов?

Особая позиция Цветаевой в русской литературе не в последнюю очередь обусловлена тем, что девочка Марина появилась на свет пусть и в интеллигентной, творческой семье, но не в Петербурге, куда стекались крупнейшие стихотворцы 1900-х, а в Москве. «Башня» Вячеслава Иванова, где по средам читали свои произведения Бальмонт и Сологуб; Институт Живого Слова — место проведения первых лекций Николая Гумилёва; кафе «Подвал Бродячей Собаки» — излюбленное место как начинающих футуристов, так и акмеистов, — все эти знаковые места располагались в Санкт-Петербурге.

Конечно, это не значит, что в Москве начала ХХ в. вовсе не было литературного процесса. Так, участник группы «новокрестьянских поэтов», а впоследствии имажинист С. А. Есенин успел пожить не только в Петербурге, но и в Москве, где сейчас планируют воссоздать некогда знаменитое «Кафе имажинистов». Перу В. В. Маяковского принадлежат знаменитые строки: «Я хотел бы жить и умереть в Париже, / Если б не было такой земли — Москва», в этом городе в 1920-х действовало его детище — ЛЕФ, «Левый фронт искусств». Не раз бывали в городе на семи холмах и Александр Блок, и Анна Ахматова; и всё-таки ключевые свои произведения они писали в Петербурге — и о Петербурге. Если бы Цветаева появилась на свет в Северной столице, кто знает, может, она и примкнула бы к одному из прославленных литературных «лагерей». Однако в Санкт-Петербурге Марина Ивановна побывала лишь трижды, причём один из таких визитов продлился лишь сутки.

Чем же занималась поэтически одарённая девушка, чей отец был профессором Московского университета, блестящим знатоком истории и филологии, а мама — прославленной пианисткой и педагогом? Некоторое время посещала лекции при издательстве московского журнала символистов «Мусагет», в переводе с древнегреческого — «повелитель муз». В разное время познакомилась с Андреем Белым, Константином Бальмонтом, а также Осипом Мандельштамом, с которым она даже находилась в романтических отношениях. Многие, прочитав цикл «Стихи к Блоку», полагают, что Марина Ивановна была знакома и с величайшим российским символистом, — но нет: знакомство Цветаевой и Блока осталось заочным. То есть они были друг о друге наслышаны, но никогда не встречались.

Любопытный факт. Первое стихотворение из цветаевского цикла «К Блоку» начинается так:

Имя твоё — птица в руке,

Имя твоё — льдинка на языке.

Одно-единственное движенье губ.

Имя твоё — пять букв.

Внимательный читатель спросит: почему пять букв? «Блок» — всего четыре, «Александр» — девять. Может, речь идёт о каком-то прозвище или псевдониме символиста? но если так, то о каком? На самом деле всё просто. Стихотворение «Имя твоё…» Цветаева написала в 1916 году — незадолго до реформы русской орфографии, состоявшейся в 1917—18 гг. После реформы новоиспечённые жители Советского Союза перестали писать Ъ на конце любого слова, оканчивающегося на согласную. То есть ещё в 1916 году фамилия Александра Александровича писалась так: «Блокъ». Кстати, когда после реформы книгоиздатели перепечатали «Войну и мир», убрав из романа-эпопеи все твёрдые знаки, то книга стала тоньше на целых 30 страниц!

Но вернёмся к Цветаевой. В 18-летнем возрасте она выпустила первый стихотворный сборник — «Вечерний альбом», — который всерьёз заинтересовал критиков. Впоследствии стала близким другом Бориса Пастернака (да-да, того самого, который получил бы Нобелевскую премию, если бы не нападки властей). И всё-таки Марина Ивановна была и осталась, пожалуй, наиболее самодостаточной литературной величиной первой половины ХХ в. Какие же характерные черты имеют её произведения разных периодов, а также поэмы и пьесы? Присмотримся внимательнее.

ИЗ ЦИКЛА «АХМАТОВОЙ»

1

О муза плача, прекраснейшая из муз!
О ты, шальное исчадие ночи белой!
Ты черную насылаешь метель на Русь,
И вопли твои вонзаются в нас, как стрелы.

И мы шарахаемся, и глухое: ох! —
Стотысячное — тебе присягает, — Анна
Ахматова! — Это имя — огромный вздох,
И в глубь он падает, которая безымянна.

Мы коронованы тем, что одну с тобой
Мы землю топчем, что небо над ними — то же!
И тот, кто ранен смертельной твоей судьбой,
Уже бессмертным на смертное сходит ложе.

В певучем граде моем купола горят,
И Спаса светлого славит слепец бродячий…
— И я дарю тебе свой колокольный град,
Ахматова! — и сердце свое в придачу.

19 июня 1916

6

Не отстать тебе. Я — острожник.
Ты — конвойный. Судьба одна.
И одна в пустоте порожней
Подорожная нам дана.

Уж и нрав у меня спокойный!
Уж и очи мои ясны!
Отпусти-ка меня, конвойный,
Прогуляться до той сосны!

26 июня 1916

11

Ты солнце в выси мне застишь,
Все звезды в твоей горсти!
Ах, если бы — двери настежь —
Как ветер к тебе войти!

761

И залепетать, и вспыхнуть,
И круто потупить взгляд,
И, всхлипывая, затихнуть,
Как в детстве, когда простят.

2 июля 1916

* * *

Белое солнце и низкие, низкие тучи,
Вдоль огородов — за белой стеною — погост.
И на песке вереницы соломенных чучел
Под перекладинами в человеческий рост.

И, перевесившись через заборные колья,
Вижу: дороги, деревья, солдаты вразброд…
Старая баба — посыпанный крупною солью
Черный ломо?ть у калитки жует и жует.

Чем прогневили тебя эти серые хаты, —
Господи! — и для чего сто́льким простреливать грудь?
Поезд прошел и завыл, и завыли солдаты,
И запылил, запылил отступающий путь…

Нет, умереть! Никогда не родиться бы лучше,
Чем этот жалобный, жалостный, каторжный вой
О чернобровых красавицах. — Ох, и поют же
Нынче солдаты! О, Господи Боже ты мой!

3 июля 1916
Александров

[править] Мать Цветаевой

Цветаева была фанаткой евреев, что передалось ей (и её сестре) от матери, которая по воспоминаниям Цветаевой, любила евреев и себя считала может быть немного еврейкой (хотя на самом деле, её отец немец, а мать из польских дворян):

Цветаева вспоминая про мать, пишет о её «необъяснимом тяготении к евреям, преклонении перед еврейским гением», «юдоприверженности». Вспоминала её «постоянную и в России и за границей окруженность евреями».

Сама Цветаева говорит о влиянии на неё матери: «главенствующее влияние — матери (музыка, природа, стихи, Германия. Страсть к еврейству)».

Сестра Цветаевой Анастасия тоже вспоминала, что «Мама и мы любим этот народ, гонимый другими народами, древний, таинственный, невиновный в своем несчастье».

Отец поэтессы юдофилом не был, и был против её замужества с евреем Эфроном.

Сводный дедушка Цветаевой Дмитрий Иловайский евреев не любил, и Цветаева не преминула написать, что «Последняя дочь, Оля, для Иловайского — хуже, чем умерла: бежала к человеку еврейского происхождения в Сибирь, где с ним и обвенчалась».

В эмиграции

После поражения под Перекопом и потери Крыма значительная часть белогвардейцев покинула страну и эмигрировала в Турцию. Отплыл с ними на одном из последних пароходов и Эфрон. Сергей Яковлевич жил некоторое время в Галлиполи, затем в Константинополе и наконец перебрался в Чехию, где в 1921 году стал студентом Пражского университета.

На следующий год в его жизни произошло радостное событие – Марина вместе с десятилетней дочерью Ариадной (второй дочери Ирины уже не было в живых) покинула Россию, и их семья воссоединилась. Как следует из воспоминаний дочери, оказавшись в эмиграции, Сергей Яковлевич тяжело переносил разлуку с Родиной и всеми силами рвался назад в Россию.

Детство и юность

Марина Ивановна Цветаева появилась на свет 8 октября 1892 года. Местом рождения поэтессы стал город Москва. Будущее девочки было частично предопределено ее происхождением.

Отцом Цветаевой был Иван Владимирович. Мужчина работал в Московском университете, активно преподавал. А также слыл известным и экспертным филологом, занимался искусствоведением. Происходил из среды интеллигенции. Любил читать, обладал хорошим литературным вкусом, который, впоследствии, передал своей дочери.

Мать девушки — Мария Мейн. Имела смешанное русско-польско-немецкое происхождение. Трудилась в качестве музыканта. Виртуозно играла на пианино. Ее наставником и преподавателем в свое время был Николай Рубинштейн.

Родители Марины Цветаевой

Марина Цветаева была не единственным ребенком в семье. В свое время отец ушел от первой жены. От этого брака на свет появились брат и сестра будущей поэтессы. А через 2 года, в семье появился младший ребенок, сестра Цветаевой по имени Анастасия.

Оба родителя были интеллигентного происхождения, трудились на лоне высокого искусства. Отчасти, этот факт обусловил дальнейшую судьбу девушки. С матерью она занималась музыкой, осваивала пианино. С отцом — изучала иностранные языки, много читала.

Именно родители привили ей чувство прекрасного, которое впоследствии помогло девушке в творческом становлении.

В 90-е годы по характеру работы родители девочки часто бывали за границей. Вместе с ними она ездила по Европе.

Сестры Цветаевы (Марина слева)

Первый творческий опыт юная Цветаева получила в 6 лет. Она пробовала писать стихи. Причем дебютные произведения девочка создавала на французском языке, под впечатлением от поездок.

В 1901-1902 году Марину Цветаеву определили в женскую гимназию. Затем в течение нескольких лет девушка ездит по разным городам. То в связи с обнаруженным у матери туберкулезом, то по другим делам. В итоге, примерно в 15 лет девушка заканчивает первичное обучение. Она получает общее образование.

Марина Цветаева в молодости

Какое-то время после окончания гимназии Марина Цветаева проводит в пансионах Германии и Швейцарии. Будучи за границей, она активно интересуется старофранцузской литературой.

Рвение в этом направлении становится настолько сильным, что девушка посещает лекции и занятия в Сорбонне. Несмотря на это интерес продлился недолго. Охладев к начинанию, будущая поэтесса бросает это дело и возвращается на родную землю.

По прибытии домой, Марина Цветаева начинает интересоваться творчеством поэтов-символистов. Знакомится с несколькими яркими представителями этого направления и даже посещает занятия при кружках, которые были организованы крупными литераторами.

Марина Цветаева с отцом

Все меняется в 1917 году. Октябрьская революция и грядущая за ней гражданская война приводят девушку в настоящий ужас. Она не может смириться с тем, что происходит в ее стране.

Наибольшее отвращение Цветаева питала к искусственному разделению всех граждан на красных и белых. Хотя симпатии самой поэтессы были на стороне последователей царизма.

В разгар гражданской войны, когда стало понятно, чьей будет победа, супруг Цветаевой, Сергей Эфрон был вынужден эмигрировать, чтобы не подвергнуться репрессиям.

Очень скоро, в 1922 году, поэтесса последовала за ним. Она добилась разрешения выехать за границу и перебралась к мужу в Чехию.

В течение нескольких ближайших лет супруги переезжали из одной страны в другую Из Праги Цветаева отправилась в Берлин.

Следом муж и жена уехали в Париж, где задержались надолго. Самого Сергея Эфрона обвиняли в шпионаже и подготовке государственного переворота, участии в незаконных организациях. Дорога домой для него была заказана.

В то же самое время, Цветаева тяжело переживала тяготы эмиграции, не могла находиться на чужбине и рвалась обратно.

Личная жизнь Цветаевой

Со своим супругом Сергеем Эфроном, Цветаева познакомилась в Крыму в 1911 г. В скором времени пара сыграла свадьбу, после чего у них родилась дочь Ариадна.

Сергей Эфрон и Цветаева перед свадьбой

Однако Марину нельзя было называть женщиной одного мужчины. Например, у нее были многолетние романтические отношения с Борисом Пастернаком.

Оказавшись в столице Чехии, у девушки начался роман с Константином Родзевичем, работавшим скульптором и юристом. Однако их взаимоотношения в скором времени прекратились по инициативе самой же Цветаевой.

Интересен факт, что помимо мужчин она проявляла симпатию и к женщинам. Еще до революции, в 1914 г. она познакомилась с русской поэтессой Софией Парно, с которой достаточно быстро сблизилась.

Цветаева и Парнок

Марина посвятила ей множество своих стихов, после чего их отношения стали известны всем. Муж Цветаевой знал об этой связи и неистово ревновал.

В семье начались постоянные ссоры, переставшие в серьезные скандалы. В конечном счете, Марина принимает решение уйти от мужа к Софии.

Однако уже в 1916 г. она осознала ошибку и снова вернулась к Сергею. Позже Цветаева охарактеризовала отношения с Парнок, как «первую катастрофу в своей жизни».

В 1921 году она пишет:

Также по поводу своих чувств к Софии она написала одно из самых известных стихотворений данного цикла – «Под лаской плюшевого пледа».

В 1917 г. Цветаева родила вторую дочь – Ирину.

После этого в биографии Цветаевой наступает череда несчастий: Гражданская война, побег супруга за рубеж, материальные трудности, голод.

Тогда же серьезно заболевает Ариадна, в результате чего мать отдает обоих детей в специальный приют.

Через некоторое время Ариадна полностью выздоровела, однако внезапно заболевает и умирает 3-летняя Ирина.

В Чехии, в 1925 г., Цветаева родила Георгия, у которого с девства было слабое здоровье. С началом Второй мировой войны его отправили на фронт, где он был убит в 1944 г.

Биография Цветаевой сложилась таким образом, что никому из детей не удалось подарить ей внуков, поэтому прямых потомков у нее нет.

Анализ стихотворения «Вчера еще в глаза глядел» Цветаевой

В творчестве М. Цветаевой большое место занимает любовная лирика. В этом жанре сильнее всего чувствуется искренность и глубина переживаний поэтессы. Одним из таких стихотворений является «Вчера еще в глаза глядел…» (1920 г.), посвященное О. Мандельштаму.

Отношения Цветаевой и Мандельштама, познакомившихся в 1916 г., были очень непростыми. Сложность ситуации заключалась в том, что влюбленные проживали в разных городах (Москва и Петербург), поэтому встречались редко, ограничиваясь перепиской, напоминавшей литературное состязание. К 1920 г. обоим стало понятно, что дальше так продолжаться не может. К тому же Мандельштам встретил женщину, с которой решил навсегда связать свою жизнь (Н Хазину). Узнав об этом, Цветаева отправила ему стихотворное послание «Вчера еще в глаза глядел…».

Поэтесса уже была готова к окончательному разрыву, но появление соперницы вызвало в ней возмущение. Очень проникновенно звучит повторяющийся рефрен «Мой милый, что тебе я сделала?». Очевидно, Цветаева была не готова к такому резкому прекращению отношений. С самого начала произведение четко разграничено на «до» и «после», между которыми находится роковое известие («вчера» — «нынче», «глупая» — «умен», «живой» — «остолбенелая»).

Поэтесса сразу же примыкает к лагерю всех брошенных женщин, чувствуя свое кровное родство с ними. Больше всего ее поражает внезапное кардинальное изменение отношений («Вчера еще — в ногах лежал!» — «Враз обе рученьки разжал»). Любимый человек поставил лирическую героиню перед свершившимся фактом, совершенно не интересуясь, как на нее повлияет это известие. Цветаева же была настолько ошеломлена, что сравнивает свое состояние с «колесованием», попаданием в «степь заледенелую».

Выход из любовного тумана лирическая героиня сравнивает с прозрением. Она считает, что уничтоженную Любовь неминуемо сменит Смерть-садовница, собирающая свой страшный урожай. Вряд ли Цветаева всерьез задумывалась о самоубийстве. Поэтический образ Смерти означает невыносимую боль от утраты, которая пройдет еще не скоро.

Цветаева очень мягко упрекает любимого человека, продолжая испытывать к нему нежные чувства. Вероятно, она в какой-то степени чувствует и свою вину в том, что не смогла его удержать. В финале поэтесса даже просит у любимого прощения и в последний раз задает свой единственный, напоминающий крик о помощи, вопрос: «Мой милый, что тебе я сделала?».

Краткая биография

В 1909 г. Цветаева стала посещать лекции и собрания, организованные московским издательством символистов «Мусагет», где познакомилась со многими писателями и поэтами.
В 1910 г. на собственные средства молодая поэтесса издала первый сборник стихов под названием «Вечерний альбом» и посвятила его художнице Марии Башкирцевой

На вышедшую книгу обратили внимание известные поэты М. Волошин, В

Брюсов и Н. Гумилёв.
Зимой 1910-1911 гг. вышла в свет первая критическая статья Цветаевой, посвящённая творчеству В. Брюсова.
В 1911 г. Марина посещает дом М. Волошина в крымском Коктебеле, где собирались именитые поэты и деятели культуры. Там она встретила Сергея Эфрона, ставшего впоследствии мужем поэтессы.
В 1912 г. выходит второй сборник стихов поэтессы под названием «Волшебный фонарь». А в 1913 г. – сборник «Из двух книг».

Лето 1916 года Марина провела в гостях у своей сестры Анастасии в городе Александров во Владимирской области. Там она написала несколько замечательных стихотворных циклов.
Муж Цветаевой в 1918 г. ушёл в Добровольческую армию на юге страны, участвовал в боях против большевиков. Связь между супругами оборвалась. По окончании Гражданской войны в 1920 г. Эфрон попадает в Прагу, где поступает в университет на философский факультет. С помощью друга И. Эренбурга супругам удаётся обменяться письмами, и Марина начинает готовиться к отъезду из России.
Марина Цветаева с 1921 г. стала участвовать в литературных вечерах созданного в Москве Всероссийского союза поэтов, читала свои новые стихи. В этом же году поэтесса познакомилась и подружилась с князем Сергеем Волконским. К концу года Цветаева стала готовиться к эмиграции из России. Она привела в порядок архив и рукописи, распродала кое-какие вещи.
В 1922 г. был выпущен новый сборник стихов – «Вёрсты», получивший высокие оценки критиков и читателей.

С 1922 по 1939 гг. Марина Цветаева провела в эмиграции. Все эти годы она поддерживала связь с Б. Пастернаком, состояла с ним в переписке. Сначала она вместе со старшей дочерью Ариадной приехала в Берлин через Ригу, где воссоединилась с мужем. Немного пожив там, семья переехала в Чехию, где поэтесса написала свои знаменитые поэмы «Поэма горы» и «Поэма конца».

В 1925 г. семья переехала в Париж. Там Марина некоторое время участвовала в издании литературного журнала, названного в честь её стихов «Вёрсты».
В 1928 г. в Париже вышел сборник стихов «После России», ставший последним сборником, изданным при жизни поэтессы. В эмиграции она начинает писать прозаические произведения, которые пользуются большим успехом.

В 1930 г. покончил с собой Владимир Маяковский. Это событие стало шоком для Цветаевой. Она посвятила поэту цикл стихов.
Семья с 1930-х годов практически голодала, они жили в нищете. Сергей Яковлевич болел туберкулёзом, небольшой доход приносили статьи, которые писала Марина, да подработка старшей дочери (вышивание шляпок).
В 1930 г. Цветаевой удаётся собрать средства в эмигрантских кругах и отправить мужа на лечение в санаторий. По возвращении из санатория в 1931 г. Эфрон начинает сотрудничать с советскими спецслужбами.
В 1937 г. Ариадна с отцом возвращаются в Россию. Цветаева, хоть и испытывала сильнейшую ностальгию, не хотела ехать, т.к. считала, что прежней России уже нет.
В 1939 г. Цветаева всё же решается вернуться, поддавшись уговорам дочери и мужа.

08.1939 арестовали её дочь, а 10.10.1939 – мужа. Эфрон был расстрелян 16.10.1941. Ариадна 15 лет провела в лагерях. Цветаева, чтобы выжить, занималась переводами.
С началом войны поэтесса с сыном были эвакуированы в город Елабугу.

30.08.1941 Марина Ивановна Цветаева повесилась, оставив 3 предсмертных записки, в которых беспокоилась за дальнейшую жизнь сына.

Библиография

Творчество Цветаевой:

Сборники стихов

  • 1910 — «Вечерний альбом»
  • 1912 — «Волшебный фонарь»
  • 1913 — «Из двух книг», «Юношеские стихи», 1913—1915
  • 1922 — «Стихи к Блоку» (1916—1921)
  • 1922 — «Конец Казановы»
  • 1920 — «Царь-девица»
  • 1921 — «Вёрсты»
  • 1921 — «Лебединый стан»
  • 1922 — «Разлука»
  • 1923 — «Ремесло»
  • 1923 — «Психея. Романтика»
  • 1924 — «Молодец»
  • 1928 — «После России»

Поэмы

  • Чародей (1914)
  • На Красном Коне (1921)
  • Поэма Горы (1924, 1939)
  • Поэма Конца (1924)
  • Крысолов (1925)
  • С моря (1926)
  • Попытка комнаты (1926)
  • Поэма Лестницы (1926)
  • Новогоднее (1927)
  • Поэма Воздуха (1927)
  • Красный бычок (1928)
  • Перекоп (1929)
  • Сибирь (1930)

Драматические произведения

  • Червонный валет (1918)
  • Метель (1918)
  • Фортуна (1918)
  • Приключение (1918—1919)
  • Пьеса о Мэри (1919, не завершена)
  • Каменный Ангел (1919)
  • Феникс (1919)
  • Ариадна (1924)
  • Федра (1927)

Эссеистская проза

  • «Живое о живом»
  • «Пленный дух»
  • «Мой Пушкин»
  • «Пушкин и Пугачёв»
  • «Искусство при свете совести»
  • «Поэт и время»
  • «Эпос и лирика современной России»

Веер Елизаветы Дурново

Родители Сергея Эфрона, Елизавета Петровна Дурново и Яков Константинович Эфрон, происходили из разных слоев общества: она — потомственная дворянка, он — выходец из бедной еврейской семьи.

Отец и мать Елизаветы были вхожи в высшие круги общества обеих столиц — посещали званые вечера, официальные мероприятия, в том числе многочисленные балы.

Первый бал Елизаветы Петровны состоялся в доме московского генерал-губернатора. Дебютантка долго подбирала наряд и в конце концов лейтмотивом своего костюма выбрала ландыши — они украсили ее прическу и платье. Образ дополнил веер из слоновой кости.

Через несколько лет Елизавета Петровна вступила в революционный кружок «Земля и воля» и ее взгляды на власть и аристократическую верхушку общества, частью которой она сама являлась, резко поменялись — теперь она готова была вонзить нож в бок тому самому генерал-губернатору, который еще недавно любезно приветствовал ее у себя дома.

Веер Елизаветы Дурново. (Антон Усанов. МОСГОРТУР)

На собрания «Земли и воли» приходили совершенно разные люди — от крестьян до представителей дворянства. На одной из таких встреч и познакомились Елизавета Петровна и Яков Константинович. Из-за преследования российских властей вскоре они вынуждены были уехать за границу. Они поселились во Франции и в 1885 году в одном из православных храмов Марселя поженились. После рождения в том же году их первой дочери Анны Елизавета и Яков отошли от революционных дел, посвятив себя семье.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.