Реальная история кровавой графини елизаветы батори

Алан-э-Дейл       24.07.2022 г.

Начальный путь

Загадочная и мрачная Трансильвания, в которой рождена была молодая Елизавета, и без нее славилась своими ужасами. Всем известна история Цепеша по прозвищу граф Дракула. Батори со вкусом продолжила кровавые традиции жестокого графа.

Но безумный властитель издевался над своими врагами — турками — для внушения страха и защиты своего края от завоевания. Биография графини изобилует пытками над людьми только для своего извращенного удовольствия. Старалась она так усердно, что вошла в историю как одна из жесточайших маньяков.

Полное имя графини — Альжбета (Эржебет или Елизавета) Баторова-Надшди. Появилась на свет она в 1560-ом году в небольшом венгерском поселении Ньирбатор. Семья отличалась богатством, но была странной по-своему. Происхождение каждого члена из этого клана принадлежало одной ветке рода: глава семьи Дьерд являлся братом воеводе Андрашу Батори, а супруга Анна была дочерью воеводы Иштвана Четвертого. Сама графиня по матери была племянницей короля Польши и Литвы — Стефана Батория. Всего в семье насчитывалась четверо детей.

Вся семья так или иначе страдала от тяжелых психических и физических заболеваний: шизофрении, эпилепсии, алкоголизма, подагры и ревматизма.

Особенно сильно от ревматизма мучилась Елизавета. Условия жизни в сыром замке не могли не вызвать у его обитателей этого серьезного недуга. Будучи юной девушкой, графиня часто приходила в лютую ярость без особых на то причин. Но не только генетика была виновата в такой психопатической распущенности — средневековые традиции и общая жестокость того времени способствовали этому.

Нездоровую аристократку с самого детства старались воспитать достойно и дать подходящее образование: ей преподавали греческий, немецкий и латынь. Весь род истово придерживался кальвинизма. Возможно, случилось и так, что именно религия была причиной трагизма в жизни суровой женщины.

Количество жертв растет

Со временем графиня начала мучить дочерей из знатных семейств. Она убивала крестьянок, однако результатов это не приносило: аристократка стремительно старела. Удрученная женщина обратилась к известной ведьме, которая посоветовала использовать кровь не простолюдинок, а знатных девушек. Так начинается волна новых убийств.

Элизабет обещала бедным дворянам, что преподаст их дочкам курс светских манер, и родители без всякого страха привозили в замок Батори в Чахтице своих детей, судьба которых была предрешена. Через несколько недель все девушки погибли страшной смертью, а изувеченных тел с каждым днем прибавлялось. Вскоре родители забили тревогу, и Батори не удалось скрыть гибель знатных особ. Она придумала легенду о сошедшей с ума красавице, которая зарубила топором своих подружек и покончила с собой.

дальнейшее чтение

  • МакНалли, Раймонд Т. (1983). Дракула был женщиной: в поисках кровавой графини Трансильвании . Нью-Йорк: Макгроу Хилл. ISBN 978-0-07-045671-6.Раймонд Т. Макнелли (1931–2002) был профессором истории России и Восточной Европы в Бостонском колледже.
  • Торн, Тони (1997). Графиня Дракула . Блумсбери. ISBN 978-0-7475-2900-2.
  • Пенроуз, Валентин (2006). Кровавая графиня: зверства Эржебет Батори . переводчик: Трокки Александр. Солнечные книги. ISBN 978-0-9714578-2-9.Перевод с французского Erzsébet Báthory la Comtesse sanglante
  • Ремесло, Кимберли (2009). . ISBN 978-1-4495-1344-3.
  • Жуффа, Джозеф (2015). Графиня Луны . Гриффин Пресс. ISBN  978-0-9828813-8-5 .

Ранние годы

Эссед, озеро и старый замок

Элизабет Батори родилась в семейном поместье в Ньирбатор , Королевская Венгрия , в 1560 году и провела детство в замке Эксед . Ее отцом был барон Георг VI Батори из ветви семьи Эксед, брат Эндрю Бонавентура Батори, который был воеводой Трансильвании , а ее матерью была баронесса Анна Батори (1539–1570), дочь Стивена Батори из Сомлио , другого воеводы. из Трансильвании , который филиала Somlyó. Через ее мать, Элизабет была племянницей венгерской дворянской Стефан Баторий (1533-1586), на польского короля и великого князя Литовского в Речи Посполитой и князь Трансильвании . Ее старшим братом был Стивен Батори (1555–1605), который стал королевским судьей Венгрии.

В детстве Батори перенесла несколько припадков, которые могли быть вызваны эпилепсией , возможно, из-за инбридинга ее родителей. В то время симптомы, относящиеся к эпилепсии, были диагностированы как болезнь падения, и лечение включало втирание крови здорового человека в губы эпилептика или введение эпилептику смеси крови больного и части черепа по окончании эпизода. Это привело к предположению, что убийства Батори во время ее дальнейшей жизни были частью ее усилий по излечению болезни, от которой она страдала с детства; однако нет никаких веских доказательств, подтверждающих это предположение.

Другое предположение, сделанное некоторыми источниками для объяснения жестокости Батори в более поздний период ее жизни, состоит в том, что ее семья приучила ее к жестокости. Истории включают в себя юную Батори, ставшую свидетелем жестоких наказаний, казненных офицерами ее семьи, и ее учили члены семьи, связанные с сатанизмом и колдовством . Опять же, нет веских доказательств этих утверждений, и поэтому они остаются необоснованными.

Батори был воспитан как протестант- кальвинист . В молодости она выучила латынь , немецкий , венгерский и греческий языки . Батори родился в привилегированной дворянской семье и имел богатство, образование и видное социальное положение.

В 13 лет, до первого брака, Батори якобы родила ребенка. Ребенка, который, как говорят, был отцом крестьянского мальчика, якобы передали местной женщине, которой доверяла семья Батори. Женщине заплатили за свои действия, а ребенка увезли в Валахию . Свидетельства об этой беременности появились спустя много времени после смерти Елизаветы благодаря слухам, распространяемым крестьянами; поэтому справедливость слухов часто оспаривается.

Личная жизнь

Рожденной в привилегированной дворянской семье, богатой и образованной девушке пришлось рано повзрослеть — уже в 10 лет родители обвенчали ее с Ференцем Надашди, сыном палатина Тамаша Надашди. Вероятно, ранний брак был продиктован политическими целями. В роли невесты Эржебет провела 5 лет, свадьба состоялась 8 мая 1575 года. На торжестве, состоявшемся в замке Вранова, присутствовали 4,5 тыс. гостей.

Чахтицкий замок Елизаветы Батори

Социальное положение девушки было выше, чем у супруга, поэтому она отказалась взять его фамилию, вместо этого Ференц стал Батори. В качестве свадебного подарка Надашди преподнес молодой жене Чахтицкий замок, расположенный на территории современной Словакии. Пока муж получал знания в Вене, Елизавета одна занимала семейное имение, состоящее из загородного дома и 17 окрестных деревень.

В 1578 году Ференца назначили главнокомандующим венгерскими войсками в сражениях против Османской империи. Ни походы, ни Тринадцатилетняя война не помешали продолжить род Батори. Первенец, дочь Анна Надашди, появилась на свет в 1585 году. Впоследствии девушка стала супругой хорватского полководца Миклоша Зриньи. Доподлинно известно о рождении еще четверых детей: девочек Оршои (1590), и Каталины (1594), мальчиков Андраша (1598) и Пала (1593).

Елизавета Батори и ее муж Ференц Надашди

Имеются предположения о наличии еще двух детей: Милош — неизвестно, являлся ли он третьим сыном Эржебет и Надашди или двоюродным братом девушки, а также Дьёрдь — мальчик либо погиб в младенчестве, либо вовсе не существовал.

Исторические факты указывают на то, что до замужества 13-летняя Елизавета родила дочь Анастасию от Ласло Бенде, слуги из замка Шарвар — родового имения Надашди. Разъяренный Ференц собственноручно кастрировал мужчину и велел запереть в клетке со сворой голодных собак. По одной из версий, ребенка постигла та же участь, по другой — его отдали приемной матери и выслали в Валахию.

Герб рода Батори

Наследников рода Батори воспитывали гувернантки, а Елизавета в свободное от личной жизни время следила за домом и принадлежащими ей поместьями. Она как владелица Чахтицкого замка несла ответственность за жителей, их физическое и психическое благополучие. Поэтому, когда во время Тринадцатилетней войны османы напали на имение, Эржебет вела дипломатические переговоры, успокаивала жен погибших мужей и матерей, чьи дочери попали в сексуальное рабство варваров.

4 января 1604 года 48-летний Ференц Надашди умер. Точная причина неизвестна, но болезнь, вызывающая жуткие боли в ногах и спровоцировавшая смерть, начала развиваться еще в 1601-м. Спустя 2 года мужчина утратил возможность ходить. Перед кончиной он оставил завещание, согласно которому присматривать за вдовой и наследниками должен был Дьёрдь Турзо — граф и палатин Венгрии. Он сыграл решающую роль в дальнейшей судьбе Елизаветы.

Наслаждение от пыток и убийств

Холодное к людским страданиям сердце Элизабет не смягчилось даже после рождения детей, и патологические наклонности с каждым днем проявляются все отчетливей. Жестокость ее не знала границ: графиня избивала слуг дубинкой, прокалывала им различные части тела, наслаждаясь видом льющейся крови. Словацкие работники, находившиеся в подчинении у венгерских хозяев, становились их полноправными рабами, с которыми те вольны были делать что угодно. И убийства крепостных крестьян, не имевших права голоса, не считались в те времена чем-то незаконным. Их жестоко наказывали, а слуги даже не надеялись на защиту правосудия.

Подземные камеры пыток находились как в главной резиденции Батори, так и других фамильных имениях. Это был настоящий театр человеческих страданий, где над несчастными жертвами очень долго издевались и так же медленно лишали жизни. Убивать и мучить людей графине помогали ее личные слуги.

С особой жестокостью

Версия про убийства во имя красоты является самой популярной среди обычных людей. Однако историки до сих пор спорят и по поводу «кровавых ванн», и по поводу числа реальных жертв. 650 — число жертв Батори, которое указывают в Книге рекордов Гиннесса и некоторых других источниках. Сколько людей реально пострадало от рук Кровавой графини, до сих пор остается неизвестным.

Не вызывает сомнений, что Елизавета действительно жестоко расправлялась со своими жертвами, которыми поначалу были исключительно крепостные. Однако далеко не всегда Батори лишала их жизни через обескровливание. Говорят, графиня не чуралась и различных пыток.

С инквизиторским спокойствием Елизавета могла загонять иглы под ногти девушек, колоть их ножницами, а в холодную зиму Батори выставляла несчастных на улицу и обливала водой.

Говорят, одну из своих служанок Чахтицкая пани даже сожгла. Однако до поры до времени власти на ее жестокость смотрели сквозь пальцы.

Деяния Кровавой графини долго оставались безнаказанными

От писем Иштвана Мадьяри поначалу не было никакого толка, поскольку король боялся рода Батори. Слишком уж влиятельными были родители Елизаветы. Однако вскоре жертвами графини стали не только простолюдинки, но и дочери мелких помещиков, которые начали коллективно жаловаться монарху на злодеяния Батори.

Вскоре король уже не мог закрывать глаза на преступления женщины. Он отдал приказ палатину Дьердю Турзо (палатин совмещал функции премьер-министра и верховного судьи государства, являясь вторым лицом после короля в Венгрии) расследовать дело Кровавой графини. Будучи человеком основательным, Дьердь дал поручение двум нотариусам, которые опросили в общей сложности около 300 человек.

Следствие вели

К 1610 году в руках Турзо оказалось достаточно доказательств зверств, учиняемых графиней Батори, с которыми он отправился к королю. Матьяш II догадывался, что происходит в Чахтицком замке, но все равно с трудом мог поверить в то, о чем говорил Дьердь. Монарх был настолько разгневан, что, по слухам, собирался без дальнейших разбирательств казнить Елизавету, но Турзо отговорил его от этого шага.

Палатин принял решение обсудить дальнейшую судьбу графини с самыми близкими ее родственниками. Старшие дети Батори настаивали на том, что их мать нужно помиловать, отправив в монастырь замаливать грехи до конца жизни. Если бы Елизавета не трогала дочерей мелких помещиков, то ей вполне могло грозить именно это наказание, но разгневанные родители требовали более суровой кары.

Сейчас Чахтицкий замок, в котором совершала свои злодеяния Кровавая графиня, выглядит так

Тайной, канувшей в Лету, остаются и обстоятельства ареста графини. Одни исследователи настаивают, что приехавшие за Батори люди Турзо сразу наткнулись на два трупа и едва живую девушку. Другие уверяют, что Дьердь прибыл арестовывать Елизавету лично и застал ее во время пыток.

Однако самой фантастичной является версия, что во время задержания Чахтицкая пани принимала кровавую ванну.

Закрытый процесс над графиней Батори начался в 1611 году. Как и в случае с Дарьей Салтыковой, доказать большую часть убийств не представлялось возможным. Поэтому официальное число жертв Елизаветы — 80 человек. Свидетели по этому громкому делу в один голос уверяли, что их не менее 600.Графиню приговорили к пожизненному заключению в собственном замке.

Ее замуровали в одной из комнат, оставив лишь небольшие отверстия для вентиляции и еды. Чахтицкая пани скончалась в 1614 году. К слову, троих подручных Елизаветы приговорили к казни, а четвертого — к пожизненному заключению.

Репутация

Некоторые авторы, такие как Ласло Надь и доктор Ирма Садечки-Кардосс, утверждали, что Элизабет Батори стала жертвой заговора . Надь утверждала, что судебное разбирательство против Батори было в значительной степени политически мотивированным, возможно, из-за ее большого богатства и владения большими участками земли в Венгрии, что обострилось после смерти ее мужа. Эта теория согласуется с историей Венгрии того времени, которая включала религиозные и политические конфликты, особенно связанные с войнами с Османской империей, распространением протестантизма и распространением власти Габсбургов на Венгрию. Более того, Матиас задолжал Батори большой долг, который был аннулирован после ареста.

Против этой теории выдвигаются контраргументы. Расследование преступлений Батори было инициировано жалобами лютеранского священника Иштвана Мадьяри. Это не способствует представлению о заговоре католиков / Габсбургов против протестантских баториев, хотя религиозная напряженность по-прежнему является возможным источником конфликта, поскольку Батори был воспитан кальвинистом, а не лютераном. Чтобы подтвердить невиновность Батори, необходимо рассмотреть или оспорить показания около 300 свидетелей и вещественные доказательства, собранные следователями. Эти доказательства включали многочисленные тела, а также мертвые и умирающие девушки, найденные, когда в замок вошел Турзо. Садечки-Кардосс утверждает, что вещественные доказательства были преувеличены, а Турзо неверно представил мертвых и раненых пациентов как жертв Батори, так как опозорить ее было бы очень полезно его политическим государственным амбициям.

Красота требует жертв

К моменту кончины Ференца Надашди по округе вовсю ходили слухи о зверствах, учиняемых его благоверной. По сей день остается неизвестным, когда именно Елизавета начала убивать. Вполне возможно, что в первый раз это и вовсе было случайностью.

Однако существует и иная версия событий, передающаяся из уст в уста уже многие годы. Согласно легенде, свое первое убийство графиня совершила в возрасте 20 лет. Она переживала из-за того, что ее красота угасает, и не знала, как вернуть коже прежний блеск и упругость.

Однажды Батори ударила служанку и разбила ей нос, да так, что кровь брызнула на саму Елизавету. Спустя некоторое время графиня заметила, что в тех местах, куда попала кровь, кожа стала более нежной, а тон выровнялся.

О кровавых бьюти-ритуалах Батори ходит множество легенд

После этого, как гласит предание, графиня убила нескольких молоденьких гувернанток и совершила омовение их кровью. Потом Елизавета вошла во вкус: служанки ее уже не устраивали, она обратила свой взор на соседние поместья.

Помогать украдкой воровать юных девственниц Батори помогали несколько приближенных слуг.

Когда в округе начали пропадать девушки, пошла молва о том, что графиня может делать с ними в своем мрачном замке. Не знаем, отличалась ли народная фантазия от жестокой реальности, но факт остается фактом: численность проживавшего на территории владений Елизаветы населения резко сократилось — одних убила сама Батори, другие уехали, не дожидаясь, когда беда придет в их дом.

Отреагировал на происходящее и местный пастор Иштван Мадьяри, который начал писать королю Матьяшу II, добиваясь начала расследования таинственных смертей.

Семейная жизнь

Вид с воздуха на замок Чейте

Главная башня замка Чейте

Батори был обручен в возрасте 10 лет с графом Ференцем Надашди , членом семьи Надасди , что, вероятно, было политическим соглашением в кругах аристократии. Он был сыном барона Тамаш Nadasdy де Nádasd и др Fogarasföld и Orsolya Kanizsai . Поскольку социальное положение Элизабет было выше, чем у ее мужа, она отказалась изменить свою фамилию, и вместо этого Надасди принял фамилию Батори. Пара поженилась, когда ей было 15 (а ему 19), во дворце Вранов-над- Топлой (Варанно по-венгерски) 8 мая 1575 года. На свадьбу было приглашено около 4500 гостей.

Свадебным подарком Надашди Батори стал его дом — Замок Чейте, расположенный в Малых Карпатах недалеко от Ваг-Уйхели и Тренчена (современные города Нове-Место-над-Вагом и Тренчин , Словакия ). Замок был куплен его матерью в 1569 году и передан Надашди, которая передала его Елизавете во время свадьбы вместе с загородным домом Чейте и семнадцатью прилегающими деревнями.

В 1578 году Надашди стал главнокомандующим венгерских войск, что привело их к войне против османов . Когда ее муж был на войне, Батори вела дела и поместья. Эта роль обычно включала в себя ответственность за венгерский и словацкий народ, оказывая медицинскую помощь во время Долгой войны (1593–1606), а Батори была поручена защита имений ее мужа, которые лежали на пути в Вену . Угроза нападения была значительной, поскольку деревня Csejte ранее была разграблена османами, а Шарвар, расположенный недалеко от границы, разделявшей Королевскую Венгрию и оккупированную Османами Венгрию , находился в еще большей опасности. Было несколько случаев, когда Батори вмешивался от имени обездоленных женщин, включая женщину, чей муж был схвачен турками, и женщину, дочь которой была изнасилована и забеременела.

Дочь Батори, Анна Надашди, родилась в 1585 году и впоследствии стала женой Николы VI Зрински . Среди других известных детей Батори — Орсоля (Орсика) Надасди (1590 — неизвестно), которая позже станет женой Иштвана II Беньо; Каталин (Ката или Катерина) Надасди (1594 — неизвестно); Андраш Надашди (1596–1603); и Пал (Пол) Надасди (1598–1650), отец Франца III. Надасди , который был одним из руководителей заговора Магнат против императора Священной Римской империи Леопольда I . Некоторые хроники также указывают на то, что у пары был еще один сын по имени Миклош Надасди, хотя это не может быть подтверждено, и возможно, что он был просто двоюродным братом или умер молодым, поскольку его имя не указано в завещании Батори от 1610 года. предположительно имя одного из умерших младенцев Надашди, но это не может быть подтверждено. Обо всех детях Елизаветы заботились гувернантки , как и сама Батори.

Ференц Надашди умер 4 января 1604 года в возрасте 48 лет. Хотя точная природа болезни, которая привела к его смерти, неизвестна, похоже, что она началась в 1601 году и первоначально вызвала изнуряющую боль в ногах. С того времени он так и не выздоровел, а в 1603 году стал инвалидом. Он был женат на Батори 29 лет. Перед смертью Надашди доверил своих наследников и вдову Дьёрдю Турзо , который в конечном итоге возглавил расследование преступлений Батори.

Личная жизнь

Привилегии знатной дворянской семьи были огромными, но когда того потребовали политические соображения, то девочку в десятилетнем возрасте сосватали за сына влиятельной персоны. Ференц Надашди и Эржебет сыграли роскошную свадьбу спустя пять лет после помолвки. Празднество состоялось в огромном замке, гостей насчитывалось более четырех тысяч человек.

 Положение рода жены оказалось гораздо выше, чем у ее мужа Ференца. Это обстоятельство позволило Елизавете остаться при своей фамилии и настоять на том, чтобы муж отныне именовался: Ференц Батори. Несмотря на юный возраст, графиня уже тогда умела настоять на своем и навязать свою волю любому. Пара вскоре перебралась на территорию Словакии, в огромный Чахтицкий замок. После того, как мужу пришлось уехать в Вену, молодая супруга главенствовала в огромном имении, состоявшим не только из семейного гнезда, но и семнадцати небольших деревень.

Частые отлучки Ференца, его участия в сражениях ни в коей мере не мешали графине устраивать личную жизнь и рожать детей без мужа, продолжая знаменитый род Батори. Через какое то время Елизавета вышла замуж за Миклоша Зриньи.

Точно известно о рождении графиней пятерых детей. А также некоторые факты показывают, что прежде чем выйти замуж, девушка в тринадцать лет родила дочь от слуги. Взбешенный Ференц жестоко казнил провинившегося, а вот что случилось с младенцем — доподлинно неизвестно.

Воспитанием законных детей занимались няньки и гувернантки. Сама же правительница вела строгой рукой вверенных ей подданных. Во время войны ей приходилось успокаивать и утешать жителей, чьи родные погибали или попадали в плен.

После смерти Ференца, по его завещанию, за графиней смотрел граф Дьердь Турзо — палатин Венгрии.

Тюрьма и смерть

25 января 1611 года Турзо написал письмо венгерскому королю Матиасу относительно поимки обвиняемой Елизаветы Батори и ее заключения в замке. Палатин также согласовал шаги расследования с политической борьбой с принцем Трансильвании. Вдова содержалась в замке Чейте на всю оставшуюся жизнь, где она умерла в возрасте 54 лет. Как писал Дьёрдь Турзо, Элизабет Батори была заперта в кирпичной комнате, но, согласно другим источникам (письменные документы визита священников, июль 1614 г.), она могла свободно и беспрепятственно передвигаться по замку, поэтому сегодня кабалу можно было назвать домашним арестом.

В сентябре 1610 года она написала завещание, в котором оставила все текущее и будущее наследство своим детям. В последнем месяце 1614 года она подписала договор, согласно которому она распределила поместья, земли и владения среди своих детей. Вечером 20 августа 1614 года Батори пожаловался своему телохранителю, что у нее замерзли руки, на что он ответил: «Ничего страшного, госпожа. Просто иди ложись». Она заснула и на следующее утро была найдена мертвой. Она была похоронена в церкви Чейте 25 ноября 1614 года, но, согласно некоторым источникам, из-за возмущения жителей деревни по поводу похорон графини на их кладбище, ее тело было перевезено в дом , в котором она родилась, в Эсседе , где оно было захоронено в Семейный склеп Батори. Местоположение ее тела сегодня неизвестно. Церковь Чейте и замок Чейте не имеют никаких следов ее возможной могилы.

Детство и юность

Эржебет (русский вариант — Елизавета) Батори, она же Альжбета Баторова-Надашди, родилась 7 августа 1560 года в венгерском городе Ньирбатор. Родители происходили из одного рода: отец Дьёрдь был братом трансильванского воеводы Андраша Батори, а мать Анна — дочь другого воеводы, Иштвана IV. По материнской линии Эржебет была племянницей Стефана Батория, короля Польши и Литвы. Девочка – не единственный ребенок в семье: на 5 лет старше нее брат Стефан, младше — сестры София и Клара.

Портрет Елизаветы Батори

Кровосмешение наложило отпечаток на психическое здоровье семьи. Говорят, что все в роду Батори страдали эпилепсией, шизофренией и алкогольной зависимостью, сырые стены имений провоцировали подагру и ревматизм. От последнего, став взрослой, страдала и Елизавета. В юности девочка часто впадала в беспричинную ярость, что объясняется не только искаженной генетикой, но и жестокостью Средневековья в целом.

Юная аристократка с пеленок изучала латынь, немецкий и греческий языки, исповедовала кальвинизм (направление протестантизма). Вера, возможно, послужила поводом для трагических событий в биографии Елизаветы Батори.

Была ли «кровавая» графиня Батори убийцей?

Казалось бы, вот тут-то и нужно закидать злодейку камнями, но… не таким простым является дело Елизаветы Батори. Многие свидетельства были сомнительными, обвинение — зыбким, а сами обвинители – не беспристрастными. Но обо всем по порядку.

Начнем с того, что доказательств задержания графини на месте преступления «с поличным» попросту нет. А признания слуг и очевидцев были вырваны под пыткой. После чего свидетелей казнили с подозрительной поспешностью. Многочисленные процессуальные нарушения и нестыковки не могут не навести на размышления. 

Факт второй: «кровавая» графиня Батори действительно принимала омолаживающие ванны. Однако более вероятно, что вместо крови использовались настои трав и масел, придающих коже упругость. Если предположить, что графиня принимала кровавые ванны, то в ее деле появляется математическая неточность. По разным данным, число убитых девушек составляло от 30-ти до 650-ти человек. В организме человека содержится приблизительно 5-6 (!) литров крови, и всех 650 девушек Елизавете хватило бы не более чем на 30 недель – ведь по свидетельству иезуита Ласло Туроши графиня принимала кровавые ванны еженедельно. 

Факт третий: обвинитель палатин Турзо претендовал на часть роскошных земельных владений, принадлежавших роду Батори. Его нельзя считать беспристрастным судьей, как и принимавших участие в процессе иерархов католической церкви: им также было выгодно устранить влиятельную графиню-протестантку.

Слухи, благодаря которым «кровавая» графиня Батори приобрела репутацию вампира, идут не из достоверных исторических источников. Большинство суеверий и домыслов появилось уже после смерти Елизаветы. Стоит ли обвинять Елизавету Батори на основании неясных слухов и, по большей части, сфабрикованных улик? Решайте сами…

Эржебет из Эчеда

Эржебет (Елизавета) Батори родилась в августе 1560 года. Её отец и мать принадлежали к одному роду и были дальними родственниками. Маленькая Эржебет провела детские годы в замке Эчед, получив соответствующее её статусу образование. В возрасте десяти лет девочка была обручена с Ференцем Надашдем. Несколько лет спустя состоялась свадьба.

Жизнь молодой дворянки мало чем отличалась от той, которую вели все женщины её социального статуса. После свадьбы Ференц отправился в Австрию получать образование, а затем был назначен командующим венгерскими войсками. Надашдь нечасто бывал дома, что не помешало супружеской паре стать родителями шестерых детей. Молодая жена не занималась их воспитанием, поскольку много времени посвящала защите имений мужа, постоянно отсутствовавшего дома. Эржебет неоднократно выступала покровительницей обездоленных женщин, потерявших своих мужей на войне против турок. Но не по этой причине вошла в историю графиня Батори. Исторические факты свидетельствуют об огромном количестве преступлений добродетельной супруги Ференца Надашдя.

В начале 1600-х годов распространяются слухи о том, что графиня Батори зверски пытает и убивает маленьких девочек и молодых девушек. Жертв графиня выбирала как среди простолюдинов, так и среди мелкопоместных дворян. Крестьянских детей Эржебет нанимала на работу. Девушек из благородных семей ей привозили сами родители. Графиня должна была обучать их придворному этикету. Кроме того, жертв для Батори похищали. После того, как преступления графини были доказаны, венгерский король Матьяш потребовал, чтобы Елизавета Батори, кровавая графиня, была казнена.

Несмотря на то, что родственники жертв и сам венгерский правитель желали смерти Эржебет, казнь была заменена пожизненным заключением. Против расправы выступали многие представители знатных семейств. Казнь, по их мнению, опозорила бы древний благородный род Батори и дискредитировала бы всех дворян. Помилованная графиня была заточена в одном из своих замков. Одиночной камерой, предположительно, стала спальня самой Эржебет. Двери и окна помещения были замурованы. Для вентиляции и связи с внешним миром было оставлено небольшое отверстие. Графиня недолго прожила в заточении. В августе 1614 года она скончалась.

Замужем не пропасть

Свадьба молодых состоялась, когда Елизавете Батори было уже 15 лет. Торжество получилось по-королевски пышным, а количество гостей превышало четыре тысячи человек. Подарив своей молодой супруге Чахтицкий замок у подножия Малых Карпат, Ференц уехал в Вену на учебу, оставив жену коротать время в одиночестве.

Семейная жизнь Батори и Надашди поначалу была такой же, как у других представителей знати. Ференц командовал венгерскими войсками — в ту пору шла война с турками, а его жена вела хозяйство и рожала детей. Несмотря на то, что супруг бывал дома редко, на свет появилось шестеро наследников. Правда, почти всех их Елизавета сразу отдавала нянькам и кормилицам, боясь, что малыши могут навредить ее красоте.

Муж Кровавой графини Ференц Надашди был крайне жестоким человеком

Довольно скоро Батори поняла, что реальную угрозу для нее представляют вовсе не ее отпрыски, а собственный муж, который славился жестокостью. Избить провинившегося слугу для него было в порядке вещей.

Кроме того, Ференц страшно ревновал Елизавету ко всем, подозревая ее в излишней похотливости. Некоторые историки настаивают, что вскоре после свадьбы у Батори появился любовник из числа слуг.

Узнав об этом, Надашди рассвирепел и устроил ужасающую расправу. Он кастрировал мужчину, а потом бросил его на растерзание своре собак.

Отношения Ференца и Елизаветы становились все более натянутыми. Усугубила ситуацию и болезнь Надашди, из-за которой в 1601 году он оставил службу. Неизвестно, какое именно заболевание подкосило бравого вояку, но спустя три года он умер. Не исключено, что жена «помогла» мужу отправиться на тот свет.

Батори

Семья Елизаветы не отличалась высокими моральными принципами, как впрочем, и многие аристократы того времени. Повсюду царили разврат и жестокость. К тому же в роду Батори были душевнобольные, колдуны и распутники. Если добавить к этому общую обстановку в стране – кровавые распри, ожесточенные войны, в ходе которых жертв сажали на кол или варили живьем в котлах, то можно вообразить, чему научил девочку окружающий мир. С самых юных лет Елизавета проявляла жестокость – она впадала в ярость по любому поводу и могла кнутом избивать до полусмерти служанок.

Поскольку девочка была предоставлена самой себе, неудивительной стала её беременность от лакея в 14-летнем возрасте. Родители, узнав об этом, решили избавиться от ребёнка, а саму Елизавету поспешили выдать замуж. Мужем её стал граф Ференц Надашди.Они поселились в Чахтицком замке в Словакии, который принадлежал семейству Батори. Кстати, именно от названия этого замка и происходит ещё одно прозвище, которым впоследствии окрестили Елизавету – Чахтицкая пани. Именно с этим местом и связана самая ужасающая часть биографии графини.

Наиболее известное злодеяние говорит о купании графини в крови девственниц, чтобы сохранить свою молодость.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.