Биография фанни ефимовны каплан

Алан-э-Дейл       06.07.2022 г.

Официальная версия

Изложив альтернативную версию, необходимо уделить внимание и версии официальной, ведь она тоже имеет право на существование.
Согласно официальной версии, Фанни Каплан – это истеричная особа, «обработанная» эсерами. Она действительно видела в Ленине угрозу становлению «правильного» социализма и пошла на покушение из личных убеждений

Фото со следственного эксперимента, проведенного без участия Каплан.

  1. местоположение Ленина.
  2. работницы, разговаривавшей с ним во время покушения.
  3. шофера.
  4. Фанни Каплан.

В эту версию также укладывается предположение, что согласие Каплан на покушение и сдачу властям – это поступок глубоко разочаровавшейся в жизни женщины, не желавшей жить после предательства любимого. Полуглухая, полуслепая, она была не нужна даже тому единственному, ради которого пережила весь ужас царской каторги. Девушке было просто незачем жить – и она решила принести себя в жертву.

Версия произошедшего

В наше время достаточно распространена версия о том, что покушение на Владимира Ленина в 1918 году – ловкая инсценировка большевиков, проделанная дабы оправдать дальнейшее развертывание красного террора. В тот же день утром был убит Урицкий – но это была не столь заметная фигура. А вот попытка лишить жизни самого вождя была серьезным поводом для развертывания репрессивной политики.

Сторонники этой версии расходятся во мнениях: кто-то считает, что покушение было инсценировано «от и до», то есть, что в вождя никто на самом деле не стрелял, никаких пуль не было и дорисованы они были на рентгенограмме Владимира Ильича много позже.

Рентгенограмма верхнего отдела грудной клетки Ленина

Другие же полагают, что на вождя действительно было совершено покушение, но стреляли специальные люди, подосланные организатором всего этого действа – Яковом Свердловым. Хотел ли он действительно убить Ленина и стать единовластным вождем или же раны специально были нанесены максимально легкие – не уточняется.
Как бы то ни было, достоверно известно, что вождь крайне быстро оправился от полученных ранений и уже через полтора месяца он возобновил активную политическую деятельность (хотя изначально ранение позиционировалось как чуть ли не смертельное).

Вызывает сомнение и намеренное уничтожение трупа Каплан, сделанное по прямому приказу Свердлова – как говорится «нет тела, нет дела». Это породило даже весьма устойчивый слух о том, что, дескать, настоящая Фанни Каплан выжила, что сожгли пустую бочку, а эсерка еще долго потом моталась по разным лагерям. Но это вряд ли соответствует действительности, так как были свидетели расстрела обвиняемой, да и не было никаких объективных причин для оставления ее в живых – большевики явно гуманизмом не отличались.

Три пули

Никаких «подвигов» её боевая группа совершить не успела, ограничившись лишь планированием терактов. Возможно, некоторые из своих планов они бы и попробовали воплотить в жизнь, но тут Каплан наконец-то привлекли к «стоящему делу» — к покушению на Ленина. По официальной версии, это покушение подготавливала группа Григория Семёнова и Людмилы Коноплевой. Полагают, что именно Коноплева предложила использовать Фанни Каплан в роли главной исполнительницы теракта. Григорий Семёнов, руководивший террористической группой эсеров, на суде в 1922 году сказал следующее: «Мнительная, болезненно честолюбивая, увядающая Каплан жаждала сенсации и славы. Достичь этого она могла убийством Ленина. Я намеренно послал Каплан на завод Михельсона. Туда было больше всего шансов на приезд Ленина. Помогал террористке эсер В.А. Новиков». Утром 30 августа 1918 года от руки террориста Леонида Каннегисера погиб глава петроградской ЧК Моисей Урицкий. Однако Ленин не стал менять планов на этот день и поехал выступать на завод Михельсона. После речи на митинге Ильич в окружении рабочих пошёл к своей машине. Ленин уже собрался сесть в автомобиль, как вдруг к нему с вопросом обратилась одна из работниц. Во время общения Ленина с ней сзади к нему приблизилась Каплан и три раза в него выстрелила. Главный свидетель, водитель Ленина Степан Гиль, рассказывал: «Когда Ленин был уже на расстоянии трёх шагов от автомобиля, я увидел сбоку, с левой стороны от него, на расстоянии не большё трёх шагов, протянутую, из-за нескольких, человек женскую руку с браунингом, и были произведены три выстрела, после которых я бросился в ту сторону, но стрелявшая женщина бросила мне под ноги револьвер и скрылась в толпе…». Гиль было побежал за ней, но, вспомнив об оставленном им Ленине, быстро вернулся обратно. Каплан поймали и без него. Не везло Фанни на мужчин: в своё время после взрыва самодельной бомбы её, раненую, бросил Гарский, на этот раз её напарник Новиков, не став дожидаться Каплан, умчался прочь на приготовленном для неё лихаче. Тем временем бесстрашные мальчишки, бежавшие за террористкой, указывали преследователям направление её движения. В результате Каплан быстро задержали. Из трёх пуль, выпущенных Каплан в Ленина, две пули попали в него: одна угодила в шею, вторая в руку. Самую большую опасность представляло ранение в шею, ведь пуля прошла буквально в миллиметре от шейной артерии и нервов, отвечающих за работу сердца. Третья же пуля, посланная Каплан в Ленина, досталась беседовавшей с ним женщине.

История жизни Фанни Ефимовны Каплан

В воззвании ВЦИК от 30 августа 1918 года было сказано: «По выходе с митинга тов. Ленин был ранен. Двое стрелявших были задержаны». Кроме Каплан тогда схватили некоего Протопопова, который якобы сам не стрелял, а помогал Фанни скрыться. Его сразу же и расстреляли (!), однако об этом никто и никогда не вспоминал… Никто из свидетелей прямо не указывал, что видел Каплан стрелявшей. Мало того: из следственного дела впоследствии оказались выдранными несколько страниц. По косвенным данным, они как раз и содержали свидетельства тех, кто утверждал, что в Ленина стрелял мужчина. Тем более что Ильич, обернувшись на выстрел, по-видимому, был единственным, кто видел стрелявшего. Он спросил подбежавшего к нему шофера: «Поймали е г о или нет?» 

Долгое время в столичном музее выставлялись пальто и пиджак, бывшие на Ленине во время покушения. Двумя красными крестиками на них обозначались пулевые ранения, двумя белыми – те места, где пули тело вождя не задели. А по всем протоколам проходило, что Каплан сделала только три выстрела, попутно ранив еще гражданку Попову, больничную кастеляншу. Вероятно, даже высококлассный снайпер не сумел бы тремя пулями поразить четыре цели. Как же это оказалось под силу Фанни, которая даже после лечения все равно оставалась подслеповато-близорукой?! При сравнении пуль, извлеченных при операции Ленина в 1922 году и при бальзамировании в 1924-м, выяснилось, что они разного калибра. Следовательно, стреляли-таки из двух пистолетов! 

Пуля Каплан. Была извлечена из тела Ленина только в 1922 году. Экспозиция в бывшем Музее Ленина, заверенная печатями и подписями свидетелей

«Похоже, очень похоже, что она была запланированным смертником», – считает известный историк Дмитрий Волкогонов. Сегодня исследователи вышли на имя некой Зинаиды Легонькой, водительницы трамвая и профессиональной революционерки, которая якобы и произвела выстрелы… 

Воспитанная на русской революционной традиции, в которой высшим свидетельством долга и преданности была готовность самопожертвования, Ф. Каплан, подобно многим до нее, стала не террористом-убийцей, а жертвой. На вопрос, почему она покушалась на вождя, террористка ответила на допросе: «Я считаю, что он предатель. Чем дольше он живет, тем дальше удаляет идею социализма на десятки лет». 

О смерти ее тоже существует несколько версий. Наиболее распространенная изложена в книге «Записки коменданта Кремля». Ее автор П. Мальков подтверждал, что собственноручно расстрелял террористку в сентябре 1918-го. Труп ее был облит бензином и сожжен в железной бочке в Александровском саду. Удивляет лихорадочная поспешность, с которой Каплан была осуждена и уничтожена, подчеркивают историки. Создается впечатление, что организаторы ее расстрела чего-то опасались… Не начала ли она давать показания, которые не устраивали следствие? 

Доктор исторических наук Сергей Девятов, подготовивший третье издание своей книги «Вожди», посвятил целую главу бывшему руководителю ВЦИК РСФСР Якову Свердлову. Вот что он пишет: 

«В последних исследованиях российских историков и работах некоторых публицистов неоднократно присутствовала мысль о возможном негласном участии Свердлова в подготовке и проведении покушения на Ленина, которое осуществила Фанни Каплан. Анализируя поведение Свердлова в первые дни после ранения Ленина, нельзя не отметить некоторую алогичность в его действиях… В частности, непонятен его приказ о расстреле Каплан 3 сентября 1918 года.

Этим Свердлов фактически предотвратил возможность проведения следственных действий, выяснения истинных причин и побудительных мотивов покушения. Каплан была расстреляна комендантом Кремля Мальковым по личному распоряжению Свердлова, причем по его же инициативе террористка была переведена из ВЧК в Кремль. Им были жестко блокированы попытки допросов Каплан – как органами ВЧК (Петерс), так и наркоматом юстиции (Курский). При этом сам Свердлов без протокола и свидетелей трижды беседовал с Каплан непосредственно перед ее расстрелом. 

Странным, если не сказать больше, кажется и приказ о порядке охраны арестованной Ф. Каплан, данный Свердловым тогдашнему коменданту Московского Кремля П. Малькову. По воспоминаниям коменданта, приказ звучал так: «Поставить у дверей надежный караул из латышей-коммунистов, не знающих русский язык». О чем же могла рассказать охране террористка? Чего так опасался Яков Михайлович?» 

[править] Революционная работа

В период революции 1905 года примкнула к анархистам, в революционных кругах её знали «Дора».

В 1906 году готовила акт возмездия против угнетения народа в Киеве — покушение на местного генерал-губернатора Сухомлинова

В ходе подготовки к уничтожению царского губернатора, который готовил фактический муж Каплан — Виктор Гарский (Яков Шмидман), в номере гостиницы «Купеческая» в результате неосторожного обращения сработало самодельное взрывное устройство, Каплан получила ранение в голову и частично потеряла зрение, при попытке покинуть место происшествия была задержана полицией (Гарский скрылся)

5 января 1907 года военно-окружной суд в Киеве приговорил её к смертной казни, которая из-за несовершеннолетия девушки была заменена пожизненной каторгой в Акатуйской каторжной тюрьме. В тюрьму Каплан прибыла 22 августа 1907 года в ручных и ножных кандалах. В сопроводительных документах Каплан была отмечена её склонность к побегам. Содержалась с эсерами (М.А. Спиридоновой, А.А. Измайлович и др.) В сентябре Каплан была переведена в Мальцевскую тюрьму. В 1907 году нуждалась в операции по извлечению из руки и ноги осколков бомбы, страдала глухотой и хроническим суставным ревматизмом.

20 мая 1909 года была освидетельствована врачом Зерентуйского тюремного района, после чего обнаружена полная слепота. С ноября по декабрь находилась в лазарете.

В 1913 году срок каторги был сокращён до 20 лет.

До 1917 года, находясь на каторге, познакомилась с деятельницей революционного движения Марией Спиридоновой, под влиянием которой отошла от анархистских к эсеровским взглядам.

После Февральской революции амнистирована вместе со всеми политзаключенными.

Затем месяц жила в Москве у купеческой дочери Анны Пигит, родственник которой И.Д. Пигит, владевший московской табачной фабрикой «Дукат», построил большой доходный дом на Большой Садовой.

Временное правительство открыло в Евпатории санаторий для бывших политкаторжан, туда летом 1917 года Каплан отправилась поправлять здоровье. Здесь Каплан познакомилась с Дмитрием Ульяновым, который дал ей направление в глазную клинику доктора Гиршмана в Харькове. Её сделали удачную операцию — зрение частично вернулось, после чего она могла ориентироваться в пространстве. Жила в Севастополе, лечила зрение и вела курсы по подготовке работников земств.

В мае 1918 года эсер Н.И. Алясов привёл её на заседание VIII Совета партии социалистов-революционеров, где она через Алясова познакомилась с бывшим депутатом Учредительного собрания В.К. Вольским и другими эсерами из Боевой Организации.

«Эстет, поэт, пушкинианец»

Пока Каплан томится на каторге, обратимся к другому герою. В канун революции в Петрограде жили два юноши, — Леонид Каннегисер и Сергей Есенин. Один – сын богатого промышленника, представитель столичной богемы, студент Политехнического института. По национальности еврей, по политическим взглядам народник и социалист. Писал стихи. После того, как Февральская революция открыла евреям доступ в военные училища, он поступил в Михайловское артиллерийское училище. Новоиспеченный юнкер был настроен оборончески и патриотично. В одном из своих стихотворений, получившем впоследствии известность, он писал: «В предсмертном и радостном сне / Я вспомню — Россия, свобода, / Керенский на белом коне».

Второй юноша тоже был начинающим поэтом. Во всем остальном они стояли на разных полюсах тогдашней жизни. Сын крестьянина Рязанской губернии, приказчика в московской лавке, он и сам с малолетства трудился. Он, правда, получил неплохое для крестьянина образование, окончив учительскую семинарию, слушал лекции популярных профессоров в Народном университете Шанявского. А потом подался покорять столичный Питер. Известный литературный критик Иванов-Разумник писал о нем Андрею Белому: «Российский мальчик (и откуда что берется); пройдя через большие страдания, быть может, и до Клюева дорастет. Кое в чем он уже теперь равен ему».

Леонид Каннегисер родился в марте 1896 г. в семье известного инженера-механика, стоявшего во главе крупнейших в России Николаевских судостроительных верфей, затем возглавившего металлургическую отрасль страны. Не нуждающийся ни в чеммальчик окончил частную гимназию Гуревича и в последний предвоенный год поступил на экономическое отделение Политеха. Хорошо знавшая его Марина Цветаева вспоминала о нем, как об «изнеженном, женственном юноше… эстете, поэте, пушкинианце».

С Есениным, приехавшим из Москвы в марте 1915 г., Каннегисер, вероятно, познакомился на одном из редакционных вечеров журнала «Северные записки», издательницей которого была тетка Леонида. В «Нездешнем вечере» Цветаева запечатлела их дружбу:

«Лёня, Есенин. Неразрывные, неразрывные друзья. В их лице, в столь разительно-разных лицах сошлись, слились две расы, два класса, два мира. Сошлись — через все и вся — поэты… Лёнина черная головная гладь, Есенинская сплошная кудря, курча. Есенинские васильки, Лёнины карие, миндалины. Приятно, когда обратно — и так близко. Удовлетворение, как от редкой и полной рифмы…».

И в любви, и в ненависти Цветаева всегда пристрастна. Однако в данном случае невозможно ей не верить, сопоставляя эти строки с одним из писем Каннегисера Есенину: «…Вот уже почти 10 дней, как мы расстались… Очень мне у вас было хорошо! И за это вам — большое спасибо! Через какую деревню или село я теперь бы ни проходил (я бываю за городом) — мне всегда вспоминается Константиново…».

Леонид Каннегисер и Сергей Есенин. 1915 г.

Связи и знакомства перед революцией бывали причудливы. Есенин и Каннегисер общались со знаменитыми шлиссельбуржскими сидельцами Германом Лопатиным и Верой Фигнер и одновременно читали свои стихи в высшем свете. Ольга Гильдебрандт-Арбенина, работая в Эрмитаже, обнаружила стихи Каннегисера (наряду с военными стихами Гумилева) в личной библиотеке Николая II. Есенин, как известно, читал стих императрице и её дочерям, после чего Александра Федоровна сказала, «что стихи мои красивые, но очень грустные», а поэт ответил ей, «что такова вся Россия».

После февраля 17-го юнкер Каннегисер рвался в бой, а санитар Есенин, напротив, дезертировал из санитарного поезда, покровительствовала которому супруга императора, отрекшегося от престола. Октябрь 17-го и вовсе развел закадычных друзей по разные стороны баррикад. «В революцию покинул самовольно армию Керенского и, проживая дезертиром, работал с эсерами не как партийный, а как поэт. При расколе партии пошел с левой группой и в октябре был в их боевой дружине», — писал Есенин. Тогда как Каннегисер стал одним из участников и даже руководителей тщетной попытки юнкеров вернуть под контроль Петроград 29 октября 1917 г.

То, что покушение на Ленина произошло в один день с убийством Урицкого, было случайностью. На самом деле бурным летом 18-го заговоров и боевых групп было много. За Зиновьевым, Урицким и Володарским одновременно пытались следить несколько групп, к одной из них примкнет и Каплан. Каннегисер же действовал как одиночка, решив отомстить, в частности, за расстрелдруга, тоже бывшего юнкера Владимира Перельцвейга. Хотя Каннегисер не скрывал своих террористических намерений, его поступок поразил многих его близких знакомых.

Творчество и популярность

Мысль о создании Ютуб канала появилась у Даши еще в 17-летнем возрасте. Но она никому об этом не говорила. Девушка стеснялась своей идеи, ведь тогда профессия блогера считалась неприглядной.

После бутика она работала в кинотеатре и фитнес-клубе. Ей не нравилась ее жизнь. Тогда она решилась стать блогером. Девушка поняла, что снимать ролики – это то, что принесет ей счастье. Она осваивала основы монтажа и съемки, училась на сюжетах PewDiePie и Anton S. В 2017-м девушка выпустила свой первый ролик: «Косметика Lush: Что покупать, а что нет».

В отдельной рубрике Каплан распаковывает посылки с AliExpress

Даша снимает сюжеты о косметике, уходе за собой и секретах красоты. Но она этим не ограничивается и часто рассказывает о своей жизни, друзьях, фобиях, похудении и расставаниях.

Самые просматриваемые ролики на канале Каплан те, где она делает мейкап Кузьме и играет в «было не было» с Юликом. На январь 2020 года они набрали полтора миллиона просмотров.

Путь в революцию

Фанни Каплан (урождённая Фейга Хаимовна Ройтблат) появилась на свет в Волынской губернии, на Украине, 10 февраля 1890 года. Её отцом был Хаим Ройтблат, работавший учителем в еврейской начальной школе. Семья девочки была глубоко религиозной, в ней было ещё семеро детей (три сестры и четыре брата), и зажиточной назвать её было трудно. Фейга хорошо говорила по-русски, из-за бедственного положения семьи она уже в 14 лет стала работать белошвейкой в небольшой мастерской. Перспектив в жизни у обычной еврейской девушки в тот момент практически не было никаких. Она очень чутко улавливала те революционные веяния, которые тогда буквально витали в воздухе. Вот поэтому уже в 15 лет она внезапно покинула отчий дом и вступила в «Южную группу анархистов-коммунистов». В этой среде она получила партийную кличку Дора, а своё настоящее имя сменила на псевдоним Фанни Каплан. Стоит отметить, что революционный пыл девушки в значительной степени возрос из-за её любви к соратнику по борьбе Виктору Гарскому (Якову Шмидману). Добывая деньги для партийной кассы, её избранник совершал вооружённые налёты на кишиневские магазины и банки. Фанни Каплан вместе с Виктором Гарским готовили крупный теракт: они собирались осуществить покушение на киевского генерал-губернатора Сухомлинова. Определённо можно сказать, что Гарский обладал несомненным опытом в обращении с оружием и взрывчаткой, а вот Фанни такого опыта не имела. Несмотря на тщательную подготовку, готовящийся теракт потерпел полный провал. Неизвестно что произошло, но 23 декабря 1906 года стены киевской гостиницы «Купеческая» содрогнулись от мощного взрыва. Конечно, на место происшествия сразу прибыли жандармы, которые нашли на месте взрыва тяжело раненную Фанни Каплан. Сразу стало понятно, что она пострадала от взрыва самодельного устройства, предназначенного для теракта. Её возлюбленный позорно сбежал, не попытавшись оказать первую помощь своей девушке и соратнице. У Фанни были ранения руки и ноги, она получила контузию, в её номере помимо остатков взрывчатки обнаружили пистолет. Тогда царские власти, активно боровшиеся с революционными выступлениями, не стали церемониться с Фанни Каплан. Девушку приговорили к смертной казни, однако из-за её 16-летнего возраста смертельный приговор заменили пожизненной каторгой. Стоит отметить, что Фанни на допросах не выдала своих соратников, а тем более своего возлюбленного. Сначала Фанни отправили в Мальцевскую каторжную тюрьму в Забайкалье. Потом её переправили в наиболее жуткую в России Акатуйскую каторгу. Так, Фанни, ещё не успевшая насладиться никакими прелестями жизни и ничем не проявившая себя в революционной деятельности, оказалась в каторжанском аду. Ранения и напряжённый труд быстро привели к тому, что Фанни к началу 1909 года почти полностью ослепла. Конечно, это существенно отразилось на её психическим состоянии, она даже сделала попытку покончить с собой. Администрация тюрьмы, убедившись в отсутствии симуляции потери зрения, попыталась подлечить Фанни, и через три года её зрение немного восстановилось.

Ищите женщину?

На допросе сразу после покушения Гиль показал, что видел женскую руку с револьвером, но саму женщину не рассмотрел. Выстрелив три раза, она бросила оружие и скрылась, револьвер остался лежать на земле, а кто-то из участников митинга отбросил его ногой подальше. Правда, потом водитель поправил сам себя, сказал, что это был браунинг.

Стефан Батулин, помощник военного комиссара Московской советской пехотной дивизии, который непосредственно задержал Каплан, сказал, что женщина вела себя странно, а на вопрос, что она делает рядом с местом покушения, ответила: «Это сделала не я». Когда Батулин спросил её повторно, она ли стреляла в Ленина, призналась, что это была она. При этом в руках Каплан держала портфель (или ридикюль) и зонтик, что явно помешало бы ей стрелять.

Оружия при Каплан не было, через день его нашли на заводе, что укладывалось в версию об отброшенном браунинге. Следователь Виктор Кингисепп после обнаружения оружия проводил на месте преступления следственный эксперимент, в котором Фанни Каплан почему-то участия не принимала. Во время эксперимента нашли 4 гильзы, хотя все говорили о том, что было 3 выстрела. В обнаруженном на заводе браунинге было 4 патрона в магазине (браунинг — семизарядный). Откуда взялась лишняя гильза — неясно. Чисто теоретически в браунинг можно зарядить 8 патронов, но экспертиза найденного оружия сделана не была.

Следственный эксперимент. (Pinterest)

Каплан была расстреляна без приговора суда, по личному распоряжению Якова Свердлова. Перед этим ей устроили очную ставку с британским дипломатом Брюсом Локкартом, обвинённым в шпионаже, но Каплан всё время промолчала, Локкарта привлечь к делу о покушении на Ленина не получилось.

Что интересно, живучими оказались мифы о том, что Каплан была помилована самим Лениным. «В народе жила и живёт легенда о том, что она не была расстреляна тогда ещё, в 1918 году, что Ленин был настолько гуманен, что отправил её на вечную ссылку куда-то на Колыму, где она и работает в одном из лагерей (или тюрем) библиотекарем. Рассказчик не преминет похвастаться, что он сам (или его приятель, или приятель приятеля) видел её <…>. Легенда продолжала и продолжает существовать. Впервые я услышал её в 1947 году от отца, который, будучи на Колыме, конечно же, «видел» Фанни и мог подробно описать, как она выглядит. Я тогда поверил ему. <…> Причём она иногда жила не на Колыме, а то во Владимирской тюрьме, то на Воркуте, но непременно была библиотекарем! То есть сознание заключённых не могло связать её с какой-нибудь грязной работой, а лишь с самой интеллигентской», — писал правозащитник Борис Вайль.

Но кто же стрелял в Ленина? На процессе правых эсеров 1922 года на скамье подсудимых в числе прочих были Григорий Семёнов и Лидия Коноплёва. По официальной версии, именно они стояли во главе той группы, в которую входила и Каплан. Так как они дали показания против своих товарищей по партии, их освободили. Дальше Коноплёва готовила специалистов подрывного дела, а Семёнов работал в нескольких зарубежных резидентурах. Если учесть, что Гиль видел женскую руку, то Коноплёва подходит на роль исполнителя покушения гораздо больше, чем плохо видевшая Каплан. Но история рассудила совершенно иначе.

Несостыковки покушения Каплан

Основным фактором, по которому Фанни не могла стать инициатором покушения и самостоятельно стрелять — отсутствие у женщины хорошего зрения. Известным фактом остается то, что еще в юношеском возрасте она стала активным участником революции и получила увечья, подорвавшись на бомбе, которую готовила для губернатора. После этого 16-я девочка попала в тюрьму, где практически потеряла зрение и начала глохнуть. Интересно, смог бы человек с плохим зрением сделать покушение, да еще и в вечернее время суток?

Актриса в образе Каплан на экране

Еще одним странным фактом стало задержание женщины, которая ничем не выделялась среди других прохожих.

Еще одним вариантом является то, что Свердлов (заместитель Ленина) был причастен к покушению, а возможно даже самолично организовывал его. Это объясняется тем, что он хотел “убрать” вождя с пути и занять его место. Самое удивительное, что именно Свердлов закрыл дело о Каплан. После ее расстрела он лично дал указания на то, чтобы ее тело сожгли в бочке. Наверняка это было сделано для того, чтобы уничтожить все улики и не было возможности дальше проводить расследования.

Фото Каплан из тюрьмы

Есть теория, которая гласит о том, что данная ситуация была специально создана для того, чтобы начать “красный террор” по всей территории государства. Да, действительно, после того как Фанни расстреляли, в тот же час были объявлены гонения за правыми эсерами. Согласитесь, ведь весьма выгодный повод для правительства?

«Все опять было в красках…»

Несколько раз ее допрашивал заместитель председателя ВЧК Ян Петерс. Видимо он был участливее остальных, и Фанни разоткровенничалась. «В конце допроса она расплакалась, и я до сих пор не могу понять, что означали эти слезы: раскаяние или утомленные нервы… – вспоминал Петерс спустя два года — Никакими связями ни с какой организацией от этой дамы пока не пахнет…»

А вот запах мыла ощущался. К разгадке дела Каплан это косметическое изделие имеет непосредственное отношение.

Та самая неожиданная и романтическая встреча, о которой я вскользь упоминал, у Фанни произошла в Харькове — с Виктором Гарским, ее дорогим Микки. Снова сошлюсь на записи Петерса, в которых он воспроизводит патетическое признание арестованной: «Всё опять было в красках, всё возвращалось — зрение, жизнь… Я решила пойти к нему, чтоб объясниться».

На свидание Фанни шла, благоухая дорогим мылом, которое выменяла на шаль, подаренную ей на каторге Спиридоновой. Увы, возлюбленный снова оказался неверным. Наутро сказал, что не любит ее и никогда не любил, а поддался чувствам от того, что от женщины исходил соблазнительный аромат.

Надежда, сверкнув, погасла. Фанни дрожит от холодной тоски, а согреться нечем…

Наверное, после такого признания в лице Петерса что-то изменилось, потому что Луначарский, взглянув на него, полунасмешливо спросил: «Немного жаль ее?»

«Да! Конечно!» – возможно, захотелось вскричать чекисту. Но от-крыться он не мог, ибо обязан был быть беспощадным. Петерс хмурясь, сжимал кулаки: «Она мне омерзительна! Шла убивать, а в голове… мыло».

Детские годы

Родилась 2 апреля 1997 года в городе Сосногорск. Здесь она училась в гимназии и окончила художественную школу.

Каплан не стесняется рассказывать аудитории о фактах из жизни. В отдельном ролике она рассказала о неловких ситуациях из детства.

В семилетнем возрасте родители отправили девочку летом на дачу. Там одним солнечным днем маленькая пухлая Даша провалилась в колодец. Мокрая и грязная она упиралась ногами и руками за стенки, чтобы выбраться.

Приключения Каплан на колодце не закончились. Она поехала на отдых в Лазаревское. Там Даша и другие дети катались на качелях. Однажды ее нога застряла в конструкции. Она позвала на помощь, но сверстники в страхе разбежались. В одиночестве ей пришлось выбираться из ловушки.

Блогерша в детстве была манипулятором. Даша ходила в магазин с мамой и постоянно просила купить любимую шоколадку. После очередного отказа она легла на пол и закричала, что ее не кормит родная мать. За такой спектакль шоколад она, конечно же, получила.

После окончания школы Каплан поступила на программиста в ухтинский вуз. Но училась она там недолго: в семье наступили непростые времена. Мама Даши смогла справиться с трудностями и решила переехать. Выбор пал на Северную столицу, где она с дочкой часто бывала. Туда они и переселились, когда Даша училась на первом курсе.

В Питере она поступила в местный ВУЗ на ту же специальность. Параллельно Каплан подрабатывала в магазине одежды H&M.

Во всем виновата любовь…

Освободившись в 1917 году, Каплан первым же делом бросилась искать своего возлюбленного, несмотря на то, что в роковой момент он ее, по сути, предал. Сам же Виктор после того происшествия недолго гулял на свободе – он попался на ограблении Кишиневского банка в 1907 году и получил 12 лет каторги. Попавшись, он в порыве благородства, написал признание в подготовке покушения на Сухомлинского. Вот только делу не дали ход, и признание Гарского на судьбе Каплан никак не отразилось. Виктор, как и Фанни, был освобожден после Февральской революции. Как пострадавший от прошлой власти, он получил неплохую должность – председателя профсоюза.

Первая и единственная встреча бывших возлюбленных произошла в Харькове. Перед свиданием Фанни, не колеблясь, обменяла свою единственную ценную вещь – пуховую шаль, подаренную ей Марией Спиридоновой на каторге, на душистое мыло. Влюбленные провели вместе бурную ночь, но наутро Виктор признался Каплан, что не испытывает к ней былых чувств. Это и неудивительно – годы каторги не могли не отразиться на внешности девушки, она выглядела намного старше своих 27 лет…

Живой труп

Из возбужденной толпы слышны крики: «Вот она!» «Держи!» Но женщина и не думает убегать. Ей тяжело дышат в лицо: «Вы стреляли в Ленина?» Отпираться Каплан и не думает: «Да, это я». Чтобы произнести эти слова, требовалось немалое мужество…

В известном советском фильме «Ленин» в 1918 году» актриса Наталья Ефрон постаралась сделать образ Каплан максимально отталкивающим. И преуспела в этом, да так, что во время съемок, матросы, изображавшие негодующую толпу, избили ее, лишив нескольких зубов. Вошли, так сказать, в роль…

Кстати, картина фактически поставила крест на карьере Ефрон. С тех пор режиссеры просто опасались приглашать актрису, сыгравшую злодейку, поднявшую руку на Ленина. И та была вынуждена уйти из кино.

В реальной жизни арестованную Каплан не били. Отвезли на Лубянку, и в полночь начался первый допрос. Сначала растрепанная женщина с лихорадочно блестевшими глазами все отрицала, но вскоре во всем же призналась.

Сохранились фотографии Каплан после ареста. Взгляд в пол, упрямо сжатые губы. Но страха в глазах нет. Может, она просто надеялась: помиловал царь, пощадит и Ленин? Или…

Шофер вождя Степан Гиль в своих воспоминаниях «Шесть лет с Лениным» писал, что увидел женщину, которая «стояла с левой стороны машины, у переднего крыла, и целилась в грудь Владимира Ильича». Водитель бросился к ней, но та убежала. Когда Гиль вернулся к лежавшему на земле Ленину, тот задал ошеломляющий вопрос: «Поймали его или нет?» Стало быть, Владимир Ильич видел мужчину!?

Противоречивыми оказались и другие показания. И потому странно, что Каплан всю вину взяла на себя. Она говорила, что стреляла по собственному убеждению, но сколько раз нажала на курок, не помнила. И какой револьвер у нее был, не говорить не стала…

Не густо, правда? Но и последующие допросы ни на шаг не продвинули следствие. Почему-то каждый раз с Каплан общались разные люди: нарком юстиции Дмитрий Курский, член коллегии ВЧК Николай Скрыпник, председатель ВЦИК Яков Свердлов. Зачем-то приезжал «смотреть» на арестованную нарком просвещения Анатолий Луначарский.

Судьба Каплан им, разумеется, была глубоко безразлична. Они понимали, что она – живой труп. А потому особо не усердствовали на допросах, стараясь сохранить лишь иллюзию следствия. Скажем, одно из показаний Каплан занимает всего десяток-другой строк. В нем она рассказала о себе и сообщила, что решила убить Ленина еще в феврале 1918-го. То и дело мелькали слова: «нет», «не знаю», «не хочу». Кстати, никто не упоминал об отравленных пулях – видимо версия, связанная с ними, возникла позднее.

«Ее спокойствие было неестественным. Она подошла к окну и, склонив подбородок на руку, смотрела на рассвет. Так она оставалась неподвижной, безмолвной, покорившейся, по-видимому, своей судьбе до тех пор, пока не вошли часовые и не увели ее прочь».

Это — фрагмент из книги «История изнутри» британского консула Брюса Локкарта, арестованного в ночь на 1 сентября 1918 года. Чекисты предположили, что он имеет прямое отношение к покушению на Ленина и потому к нему в камеру «подселили» Каплан, в надежде, что она подаст англичанину какой-то знак…

Но Фанни не обратила на Локкарта никакого внимания. Она видела его впервые.

Бомба для губернатора

Повернем колесо истории круто назад.

«Киевский полицмейстер донес мне, что 22 сего декабря, в 7 часов вечера, по Волошской улице на Подоле, в доме 9, в одном из номеров 1-й купеческой гостиницы произошел сильный взрыв, — говорилось в рапорте киевского губернатора П.Г. Курлова от 23 декабря 1906 года. — Из этого номера выскочили мужчина и женщина и бросились на улицу, но здесь женщина была задержана собравшейся публикой и городовым Плосского участка Брагинским, а мужчина скрылся.

При обыске у задержанной женщины найден револьвер «браунинг», заряженный 8-ю боевыми патронами, паспорт на имя Фейги Хаимовны Каплан, девицы, 19 лет, модистки, выданный Речицким Городским Старостою Минской губернии 16 сентября 1906 года за № 190, а также чистый бланк паспортной книжки, обложка которого испачкана свежей кровью…»

Отчего случился взрыв? Некоторые историки считают, что виновата была Фанни, собиравшая бомбу. Кстати, настоящая ее фамилия — то ли Ройдблат, то ли Ройд или Ройдман, паспорт же был фальшивым. Сама и пострадала – контузия серьезно нарушила зрение.

Есть, однако, иная версия: бомбу для киевского генерал-губернатора Владимира Сухомлинова мастерил ее товарищ по партии Виктор Гарский, по прозвищу Мика. Фанни связывало с ним нечто большее, чем политические убеждения, и потому всю вину она взяла на себя. То есть, ради возлюбленного готова была пойти на эшафот.

Дело «бомбистки» рассматривал военно-полевой суд Киевского гарнизона, приговоривший девушку к смертной казни. Однако учитывая несовершеннолетие Фанни, ее пощадили и отправили на вечную каторгу. В 1913 году, в честь 300-летия Дома Романовых, приговор заменили 20-летним заключением.

Дора – так Фанни называли сокамерницы — отбывала наказание с известной эсеркой Марией Спиридоновой. Судьбы обеих женщин схожи, что возможно, их и сблизило. Мария застрелила советника тамбовского губернатора, адвоката Гавриила Луженовского — ее приговорили к повешению, но через две недели мучительного ожидания казнь заменили вечной каторгой.

В застенке – 9 января 1909 года — Каплан полностью ослепла. Но спустя три года врачи частично восстановили ей зрение. Но последствия взрыва мучили Фанни всю оставшуюся жизнь.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.