Николай гоголь: вечер накануне ивана купала

Алан-э-Дейл       07.06.2022 г.

Краткий пересказ (более подробный, чем краткое содержание)

Фома Григорьевич очень не любил одно и то же рассказывать, всегда что-нибудь добавлял новое или переделывал старый рассказ. Приехал как-то панич, который когда-то выспрашивал у Фомы Григорьевича об этой истории, показал книжку, где она была напечатана.

Рассказчик стал читать, так как у Фомы Григорьевича оказались неисправными очки. Через некоторое время он остановил чтеца, сказал, что всё написано неправильно, и стал рассказывать эту историю.

Дед Фомы Григорьевича любил рассказывать внукам про разные старинные чудные дела. Говорил он, что раньше на месте села был бедный хутор, на котором часто появлялся дьявол в образе человека. Он пьянствовал, а затем исчезал. Звали его Басаврюк, в церковь он не ходил, а если кому-нибудь дарил подарки, того человека начинала донимать нечистая сила.

У казака Коржа в селе был работник Петро Безродный. Однажды увидел Корж, как Петро поцеловал его дочку-красавицу Пидорку, хотел отстегать его ногайкой, но шестилетний сын его, Ивась, заступился за Петра.

Повадился к Коржу ходить какой-то лях. Попросила Пидорка Ивася сбегать к Петру, сказать, что отец неволит идти замуж за ляха и что она хочет умереть. Услышав от Ивася всё это, Петро с горя пошёл в шинок и встретил там Басаврюка. Тот показал полный кошелёк червонцев и обещал отдать их лишь за одно дело. Сказал, что Петро поспел вовремя, так как завтра Иван Купала, когда папоротник только этой ночью цветёт, и сказал, что будет ждать его в полночь в овраге.

Пошли они ночью по болотам, сказал Басаврюк идти на пригорок и сорвать папоротник, когда зацветёт. Так и сделал Петро. Послышался свист, зашумели травы и деревья. Басаврюк сказал, что воротилась яга и чтобы Петро слушался её во всём. Показалась тут избушка, из неё выбежала чёрная собака, оборотилась в кошку и кинулась на них. Затем превратилась в старуху, согнутую в дугу. Ведьма схватила цветок, пошептала над ним, отдала Петру и велела бросить его. Цветок плавал по воздуху, затем упал на землю. «Здесь,» — сказала старуха. Басаврюк дал Петру заступ, велел копать и взять себе всё золото из клада. Раскопал Петро сундук, хотел его достать, но он уходил всё глубже в землю. Ведьма сказала, что не видать Петру золота, пока не достанет он человеческой крови, и подвела к нему Ивася. Хотел Петро ножом ударить ведьму, но она топнула, земля стала прозрачной, и все сокровища под ней стало видно. Помутился ум у Петра и ударил он ножом Ивася. Ведьма стала пить кровь из обезглавленного трупа, а вокруг скакали чудища. У Петра в голове всё пошло кругом, прибежал он в свою лачугу, повалился и спал двое суток без просыпу.

Очнувшись, ничего он не помнил, а когда увидел в двух мешках золото, не мог понять, откуда оно. Увидев золото, Корж согласился отдать дочку за Петра. А та рассказала, что проходившие цыгане украли её братика. Богато стал жить Петро с женой. Люди догадывались, что богатство ему досталось от Басаврюка, который пропал в тот день, когда на Петра свалилось богатство непонятно откуда.

Вскоре после свадьбы стал Петро не в себе: ни слова не говорил, сидел на одном месте, поставив рядом мешки с золотом и задумавшись, будто силился что-то вспомнить. Затем одичал, оброс, овладевало им бешенство из-за того, что не мог чего-то вспомнить. Измучилась от такой жизни его жена, пошла к колдунье, жившей в овраге, и уговорила её помочь Петру. Это было вечером накануне Ивана Купала. Увидев старуху, Пётр вскричал: «Вспомнил!» и кинул в неё топор, который воткнулся в дверь. Старухи и след пропал, а посреди хаты стоял мальчик. Пидорка, узнав Ивася, кинулась к нему, но он покрылся кровью и осветил красным светом хату. Выбежала она в сени, но опомнившись, хотела вернуться и помочь Ивасю. Дверь не открывалась. Когда сбежавшиеся люди высадили дверь, в хате никого не было, а на том месте, где стоял Петро, дымилась куча пепла. В мешках же оказались одни черепки.

«Пидорка дала себе обет идти на богомолье», и никто не знает, куда она ушла. А в тот день, когда исчез Петро, появился снова Басаврюк. Все поняли, что это сатана, который принимает человеческий облик, «чтобы отрывать клады», а так как они не даются в нечистые руки, то он приманивает хлопцев. В том же году люди бросили свой хутор и перебрались в село. Но там тоже появился Басаврюк и пугал людей. Не помогала даже святая вода, которой кропил священник всё село.

Теперь в селе всё спокойно, но иногда люди слышат, как чёрт жалобно всхлипывает в развалившемся шинке, стоящем на дороге.

«Вечер накануне Ивана Купала» за 5 минут

Дьячок Фома Григорьевич уж некогда рассказывал эту быль, и некий «панич в гороховом кафтане» успел уж выпустить ее книжечкой, однако пересказ сей настолько не удовлетворил автора, что он взялся рассказать эту быль снова, как должно, а добросовестный пасичник — в точности передать его слова.

История, услышанная дьячком от собственного деда (славного тем, что в жизнь свою он никогда не лгал) и многие детали которой принадлежали дедовой тётке, содержавшей в то время шинок, — произошла лет за сто до того, на месте Диканьки, бывшей тогда «самым бедным хутором». Всякий народ шатался вокруг, многие без делу, и среди них Басаврюк, «дьявол в человеческом образе». В церковь он не ходил и на Светлое Воскресенье, а красным девушкам дарил подарки, давившие их, кусавшие и навевавшие всякие ужасы по ночам. Меж тем в селе жил козак Корж с красавицей дочкой, и был у него работник Петрусь, по прозванью Безродный. Приметив однажды, что молодые люди любят друг друга, старый Корж едва не побил Петруся, и только слезы шестилетнего Пидоркиного брата Ивася спасли бедного парубка: Петрусь был изгнан. А вскоре к Коржу повадился какой-то лях, «обшитый золотом», и вот уж все идёт к свадьбе. Пидорка посылает Ивася сказать Петру, что скорее умрёт, чем пойдёт за ляха, и, когда потрясённый Петрусь заливает горе в шинке, к нему подходит Басаврюк и предлагает несметные богатства за безделицу, за цветок папоротника. Они уславливаются встретиться в Медвежьем овраге, ибо только одну эту ночь, накануне Ивана Купала, цветёт папоротник. В полночь они пробираются топким болотом, и Басаврюк указывает Петрусю три пригорка, где будет множество цветов разных, а сорвать должно лишь папоротник и держать его не оглядываясь. Все, как ведено, делает Петро, хоть и страшно ему, что за цветком тянутся сотни мохнатых рук, а позади него что-то движется беспрестанно. Но сорван цветок, и на пне появляется недвижный и синий, как мертвец, Басаврюк, оживающий лишь от страшного свиста. Он велит Петрусю во всем слушаться той, что перед ними станет. Вдруг является избушка на курьих ножках, и выскочившая из неё собака превращается в кошку, а затем в безобразную ведьму. Она шепчет что-то над цветком и велит Петру бросить его — цветок плывёт огненным шаром среди мрака и падает на землю вдалеке. Здесь, по требованию старухи, Петрусь начинает копать и находит сундук, но позади раздаётся хохот, а сундук уходит в землю, глубже и глубже. Сказав, что надобно достать крови человеческой, ведьма подводит дитя лет шести под белою простынёю и требует отсечь ему голову. Срывает Петрусь с ребёнка простыню и, видя маленького Ивася, бросается на старуху и заносит уж руку. Но помянул Басаврюк Пидорку, а ведьма топнула ногой, — и стало видно все, что ни было в земле под тем местом, где они стояли. И помутился ум Петруся, «и безвинная кровь брызнула ему в очи».

Тут начался подлинный шабаш, Петрусь бежит, все вокруг кажется ему словно бы в красном свете, в доме своём падает он и спит два дня и две ночи без просыпа. Пробудившись, не помнит Петрусь ничего, даже найдя в ногах своих два мешка с золотом. Он несёт мешки Коржу, и тот закатывает такую свадьбу, что и старики не упомнят подобной. Одного Ивася нет на той свадьбе, украли его проходившие мимо цыгане. Чудно Пидорке, что не помнит Петрусь и лица ее меньшого брата

Но ещё чего-то важного не может вспомнить Петрусь и день за днём сидит, припоминая. Уж к каким знахарям ни обращалась Пидорка — все без толку

И лето прошло, и осень, и зима, — страшен Петрусь, и одичал, и злится, а все мучится тщетным своим припоминанием. И решается несчастная Пидорка на последнее средство — привести из Медвежьего оврага колдунью, что умеет лечить все болезни, — и приводит ее ввечеру накануне Купала. И вглядевшись, все вспомнил Петрусь, захохотал и пустил топором в старуху. И явилось вместо старухи дитя, накрытое простынёю. Узнает Пидорка Ивася, но, весь покрывшись кровью, он освещает хату, и Пидорка в страхе убегает. Когда же высаживают сбежавшиеся люди дверь, уж никого нет в хате, лишь горстка пепла вместо Петруся, а в мешках — битые черепки. Пидорка уходит на богомолье в Киев, в лавру. Явился вскоре Басаврюк, но все сторонятся его (ибо поняли, что человеческий облик он принимал, чтоб отрывать клады, а молодцев приманивал, поскольку клады не даются нечистым рукам), а тётка дьячкова деда так далее оставляет прежний свой шинок на Опошнянской дороге, чтоб перебраться в село. За то Басаврюк и вымещает злобу на ней и других добрых людях долгие годы, так что и дьячков отец помнил ещё его проделки.

Предыдущая

ПересказыКраткое содержание «Киево-Печерского патерика»

Следующая

ПересказыКраткое содержание романа Толстого «Хождение по мукам»

Вечера на хуторе близ Диканьки

Гоголь начал писать «Вечера» в 1829 году: юный писатель совсем недавно переехал из Нежина в Санкт-Петербург, где терпит неудачи на актёрском поприще, а затем и на литературном — убитый язвительными отзывами, он выкупает все доступные экземпляры своей первой поэмы «Ганц Кюхельгартен» и сжигает. Спасительной оказывается идея написать что-нибудь на тему Малороссии. Он забрасывает мать просьбами прислать как можно больше подробностей о жизни на родине: как одеваются сельские дьячки и крестьянские девки, как справляют свадьбы, какие существуют народные поверья и предания. Гоголь берётся за тему не из-за ностальгии: в столице в это время бушует мода на всё украинское. Выпускаются книги («Малороссийская деревня» Ивана Кулжинского

Иван Григорьевич Кулжинский (1803–1884) — писатель, публицист и педагог. Преподавал Гоголю латынь в Нежинской гимназии высших наук. Кроме того, в разные годы преподавал латынь и русскую словесность в Украинско-слободской гимназии, Институте благородных девиц и Харьковском университете, был директором нескольких гимназий. ⁠ , «Двойник, или Мои вечера в Малороссии»Антония Погорельского Алексей Алексеевич Перовский (1787–1836) — писатель, работал под псевдонимом Антоний Погорельский. Перевёл на немецкий «Бедную Лизу» Карамзина. Занимался ботаникой, три его публичные лекции на эту тему были изданы отдельной книгой. Участвовал в Отечественной войне 1812 года. Был близок литературному кружку арзамасцев. Воспитывал племянника — будущего писателя Алексея Константиновича Толстого. Автор сборника новелл «Двойник, или Мои вечера в Малороссии», написанной для племянника сказки «Чёрная курица, или Подземные жители», романа «Монастырка». ⁠ , «Сказки о кладах»Ореста Сомова Орест Михайлович Сомов (1793–1833) — критик, писатель, журналист. Служил столоначальником в правлении Российско-американской компании. Был арестован после восстания декабристов, поскольку в здании компании собирались члены Северного общества, но затем освобождён. Писал стихи, повести и рассказы по мотивам украинского фольклора. Вместе с Антоном Дельвигом издавал альманахи «Северные цветы» и «Подснежник». Был редактором «Литературной газеты». Автор трактата «О романтической поэзии», сыгравшего важную роль в становлении романтизма в русской литературе. ⁠ ), ставятся оперы («Леста, днепровская русалка»Николая Краснопольского Николай Степанович Краснопольский (1774 — после 1813) — переводчик с немецкого языка. Переводил преимущественно театральные пьесы. Одна из самых популярных адаптированных им постановок — «Леста, днепровская русалка» — была переделкой пьесы «Дунайская русалка» австрийского драматурга Карла Фридриха Генслера. В своём либретто Краснопольский перенёс действие оперы в условно-сказочный мир Киевской Руси. ⁠ , «Пан Твардовский»Алексея Верстовского Алексей Николаевич Верстовский (1799–1862) — композитор и театральный администратор. Самым известным сценическим произведением Верстовского считается опера «Аскольдова могила» по роману Михаила Загоскина. В Москве она пользовалась большим успехом и шла больше 400 раз. По уровню востребованности у современников конкурировал с Михаилом Глинкой. После смерти Верстовского влиятельный музыкальный критик Александр Серов, вспоминая «Аскольдову могилу», о. ⁠ , «Козак-стихотворец»Александра Шаховского Александр Александрович Шаховской (1777–1846) — драматург. В 1802 году Шаховской оставил военную службу и начал работу в дирекции Императорских театров. Его первой успешной комедией стал «Новый Стерн», спустя несколько лет поставлена комедия «Полубарские затеи, или Домашний театр», в 1815 году — «Урок кокеткам, или Липецкие воды». В 1825 году скомпрометированный связями с декабристами Шаховской ушёл из дирекции театров, но сочинительство продолжил — всего он написал более сотни произведений. ⁠ ). Гоголь заканчивает работу над циклом к концу 1831 года — он успевает не только присоединиться к актуальному литературному тренду, но и, по сути, стать его лицом: со временем начинает казаться, что именно гоголевские «Вечера» открыли тему Малороссии в русской литературе.

Как не надо читать Гоголя

Вокруг имени Гоголя вот уже более полутора столетий непрестанно циркулируют слухи и домыслы, основанные на его «даре предвидения» и «связях с потусторонними силами». Что ж, любой талантливый писатель всегда немного провидец. Но иногда окололитературные заметки носят чуть ли не пародийный характер. Особенно это касается толкований гоголевских текстов с точки зрения мистических учений. Всё это далеко от настоящего литературоведения, поэтому отнеситесь к приведённому ниже примеру «толкования» с изрядной долей иронии. На этот раз давайте обратимся к «Запискам сумасшедшего» (1834). 

«Записки сумасшедшего» (иллюстрация Татьяны Сугачковой)

Итак, если взять за основу тот факт, что любимой цифрой Гоголя была цифра 9 (а это действительно так), можно предположить, что в «Записках сумасшедшего» он предрёк … дату своей смерти — 1852 год. Как же связаны девятка и четырёхзначное число? 

Гоголь родился в 1809 году, именины отмечал в Николин день, 9 мая (по старому стилю). Отсюда становится понятна мистическая привязанность писателя к цифре 9. В заметках, сделанным Поприщиным (главным героем повести) находим следующее обозначение даты: qvɐdʚǝф 349, которое можно расценить как символ смерти, обозначающий своей перевёрнутостью окончание жизненного пути. 

Как известно, Гоголь умер в 1852 году, когда ему должно было бы исполниться 43 года, в феврале (21 февраля по старому стилю), и цифра 9 в данном контексте предстаёт как обозначение фигуры самого автора «Записок сумасшедшего». (на самом деле эта перевёрнутая дата, по мнению известного филолога В. А. Лукина, является «инструкцией к прочтению повести ещё раз, от начала к концу по числовому «надтексту»).

«Записки сумасшедшего» (иллюстрация Татьяны Сугачковой)

Есть в «Записках сумасшедшего» и дата «Год 2000 апреля 43», что тоже можно интерпретировать как «мистическое предвидение» автором года своей смерти. Девятка на сей раз отсутствует, зато есть число 43 и, а нули тоже можно принять за букву «О» — «ОООО». Именно так — псевдонимом «ОООО» молодой Гоголь иногда подписывал свои ранние публикации, имея в виду: «НикОлай ГОгОль-ЯнОвский»…

Что ж, Гоголь, как известно, был человеком очень впечатлительным. И даже на фоне произведений современников-романтиков, запугивающих читателей всеми мыслимыми и немыслимыми существами и их проделками, его повести смотрелись устрашающе. Как и любой не в меру впечатлительный гражданин, Николай Васильевич постоянно думал о смерти. Думать о смерти, конечно, писателям не возбраняется, но не до такой же степени, чтобы все цифры и числа, упоминаемые авторами на страницах произведений, были напрямую связаны с желанием вычислить-таки дату предполагаемой кончины. Совпадение? Совпадение…

Литература: 

Денисов В. Д. Первая повесть Гоголя: исторический и литературный контекст // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. 2008. Вып. 4. Ч. I. С. 10—18.

Лукин В. А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. Аналитический минимум — М.: Ось-89, 2005.

Как надо читать Гоголя

Басаврюк (иллюстрация Надежды Рычок)

Расскажем вкратце о сюжетной основе повести. О проклятом цветке папоротника, за котором по наущению беса-Басаврюка отправился Петрусь, центральный персонаж «Вечера…», Гоголь приводит в 1-й редакции такое замечание, заимствованное им в сборнике малороссийских песен, изданном М. Максимовичем в 1827 году:

Впрочем, это примечание вполне согласуется хотя бы с афанасьевским:

Но нечистые силы хотят захватить цветок, ибо его владелец 

«Вечер накануне Ивана Купалы» (иллюстрация Виктории Самойленко)

Но по христианским понятиям, все тайные знания — от лукавого, хоть и подобны всеведению Адама до грехопадения. В народной культуре золото в земле — атрибут и дьявола, и подземного царства мертвых, поэтому клад и не даётся людям без жертвы, будь то кровь, жизнь или душа. Именно к этим языческим поверьям восходит и испытание-инициация главного героя повести Петруся, которое и становится сюжетной основой «Вечера накануне Ивана Купалы». 

Неслучайно бес-Басаврюк, искусивший Петруся, не поведал ему об обрядах-оберегах, захватив тем самым его душу целиком. После прохождения леденящей душу инициации в избушке ведьмы (обмен жизни брата возлюбленной Ивася на сундук с золотом и каменьями по наущению и «протекции» Басаврюка) Пётр становится «одержимым»: утратив память и свободу воли, он «как будто прикованный» сидит возле мешков с золотом, словно на границе двух миров. 

«Вечер накануне Ивана Купалы» (иллюстрация Виктории Самойленко)

Но ровно через год память возвращается и, будто удар молнии («огненный цветок» в повести несёт традиционный двойной смысл — и Господней кары, и наказания Перуна для язычников), уничтожает языческо-дьявольское наваждение вместе с жизнью отступника, обратив его в пепел и пар — то есть изначальный неодухотворённый хаос — «земной прах», из которого был создан Адам. 

Замолить грехи мужа горестная супруга отправится в освященное пространство монастыря, ценой молчания и здоровья (высохнет «как скелет», чтобы искупить «падение» и языческую одержимость Петра). 

Примечательно, что в 1-й редакции «Вечера накануне Ивана Купалы» демонические черты были не только у Петра, немногим лучше были и козаки, безучастные к Слову Божию даже в стенах храма: священник «мог видеть только широкие их пасти, которые они со всем усердием показывали в продолжение его речей». Не исключено, что эти пассажи ввёл в текст первый издатель «Отечественных записок» П. П. Свиньин. 

«Вечер накануне Ивана Купалы» (иллюстрация Надежды Рычок)

Но и в авторской редакции «Вечера накануне Ивана Купалы» показано, как вместо церкви козаки идут в шинок, где ищут веселья или забвенья. Шинок — место гиблое, ибо народ считал пьянство и загул бесовством. 

Именно в шинке и при шинкарке Петра искушает Басаврюк как «дьявол в человеческом образе», «бесовский человек». А в конце повести «земляным жителям» за их бесовские грехи тоже «не было покою от проклятого Басаврюка… даром, что отец Афанасий ходил по всему селу с святою водою и гонял черта кропилом по всем улицам…». Отсюда и финальные строки повести: 

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.