Иван кулибин — биография, новости, личная жизнь

Алан-э-Дейл       20.12.2022 г.

Фамилии нарицательные

Фамилия Кулибина стала нарицательной в значении «мастер на все руки». Это не уникальный случай: слова «пульман», «дизель», «реглан», «ватман» и другие также произошли от имен собственных. Чаще всего изобретение просто получало название по имени изобретателя, но фамилию Кулибина сделала именем нарицательным народная молва. Мы собрали еще несколько подобных историй.

Слово «бойкот» произошло от фамилии британского капитана Чарльза Бойкотта (1832−1897), который был управляющим ирландских угодий крупного землевладельца лорда Эрна. В 1880 году ирландские рабочие отказались работать на Бойкотта из-за собачьих условий аренды. Борьба Бойкотта с забастовщиками привела к тому, что люди стали игнорировать управляющего, будто того вовсе не существовало: его не обслуживали в магазинах, с ним не разговаривали. Это явление получило название «бойкот».

Слово «силуэт» появилось благодаря назначению на должность генерального контролера (министра) финансов Франции Этьена де Силуэта (1709−1767). Министром он стал после Семилетней войны, ввергшей Францию в кризис. Силуэт был вынужден обложить налогами практически все признаки богатства — от дорогих штор до прислуги, и богачи маскировали свои состояния, покупая дешевые вещи. Предметы обихода, маскирующие богатство, стали называться вещами-силуэтами, а в середине XIX века такое название получила самая простая и дешевая разновидность живописи — обвод по контуру.

Слово «хулиган» появилось в полицейских отчетах Лондона в 1894 году при описании молодежных банд, хозяйствовавших в районе Ламбет. Их называли Hooligan Boys по аналогии с уже известным полиции лондонским вором Патриком Хулигэном. Словечко подхватила пресса и вознесла его в ранг целого явления под названием hooliganism (хулиганство).

Теория и практика мостостроения

С 1770-х вплоть до начала 1800-х Кулибин работал над созданием однопролетного стационарного моста через Неву. Он изготовил действующий макет, на котором рассчитал усилия и напряжения в различных частях моста — при том, что теории мостостроения на тот момент еще не существовало! Опытным путем Кулибин предсказал и сформулировал ряд законов сопромата, получивших подтверждение значительно позже. Сперва изобретатель разрабатывал мост на собственные средства, но на финальный макет ему выделил денег граф Потемкин. Модель масштабом 1:10 достигала длины в 30 м.

Все расчеты моста были представлены Академии наук и проверены знаменитым математиком Леонардом Эйлером. Выяснилось, что расчеты верны, а испытания модели показали, что мост имеет огромный запас прочности; его высота позволяла парусным судам проходить без каких-либо специальных операций. Несмотря на одобрение Академии, правительство так и не выделило средств на строительство моста. Кулибин был награжден медалью и получил премию, к 1804 году третья модель окончательно сгнила, а первый постоянный мост через Неву (Благовещенский) был построен лишь в 1850-м.

В 1936 году был проведен экспериментальный расчет кулибинского моста современными методами, и выяснилось, что русский самоучка не сделал ни одной ошибки, хотя в его время большинство законов сопромата были неизвестны. Методика изготовления модели и испытаний ее с целью силового расчета конструкции моста впоследствии получила широкое распространение, к ней в разное время независимо приходили различные инженеры. Также Кулибин первым предложил использовать в конструкции моста решетчатые фермы — за 30 лет до запатентовавшего эту систему американского архитектора Итиэля Тауна.
По мосту через Неву

Несмотря на то что ни одно серьезное изобретение Кулибина так и не было оценено по-настоящему, ему повезло значительно больше, чем многим другим русским самоучкам, которых либо не допускали даже на порог Академии наук, либо отправляли восвояси со 100 рублями премии и рекомендацией больше не лезть не в свое дело.

Иван Петрович Кулибин: краткая биография

Жизнь русского изобретателя охватывает период с конца 18 века до начала 19 века. Будущий ученый родился в Нижнем Новгороде в семье мещанина, отец его торговал мукой, и это занятие было предначертано сыну. Юному мальчику не хотелось всю жизнь провести на базаре, с ранних лет его тянуло к занятиям механикой, практическому применению ее в жизни. Он не посещал школу, а самостоятельно выучился грамоте у дьячка. Тяга к знаниям была велика у Ивана, поэтому он самостоятельно выучил такие науки, как физика и химия.

Кроме того, он выучился игре на фортепиано, писал оды и хорошо пел.

Таланты будущего великого механика стали проявляться еще в раннем возрасте. Иван Кулибин своим изобретением убедил отца, что должен выбрать другую профессию, а не торговать мукой.

Чуть позже И. П. Кулибин сконструировал и представил императрице Екатерине ІІ удивительные на то время часы. Она оценила изобретение, и по ее распоряжению он был переведен в Петербург. На протяжении долгого времени Иван Петрович служил при Императорской Академии наук, состоял членом Вольного экономического общества и долгое время возглавлял работу Инструментальной палаты при Академии наук.

За выдающиеся заслуги И. П. Кулибин был жалован со стороны Екатерины ІІ и Александра І денежными премиями и удостоен особой золотой медали.

На протяжении жизни Иван Петрович был женат три раза, последний брак состоялся, когда ему исполнилось 70 лет. От всех браков у И.П. Кулибина появилось 11 детей: четыре сына и семь дочерей.

Всю свою жизнь Иван Петрович Кулибин неутомимо работал, тратя на свои проекты собственные средства, поэтому и умер в бедности. Могила с величайшим русским изобретателем находится в Нижнем Новгороде на Всехсвятском кладбище, где установлен памятник величайшему человеку.

Винтовой лифт

Наиболее распространенная лифтовая система на сегодняшний день представляет собой кабину на лебедках. Лебедочные лифты были созданы задолго до патентов Отиса середины XIX века — подобные конструкции действовали еще в Древнем Египте, приводились в движение они тягловыми животными или рабской силой.

В середине 1790-х годов стареющая и разжиревшая Екатерина II поручила Кулибину разработать удобный лифт для передвижения между этажами Зимнего дворца. Она непременно хотела лифт-кресло, и перед Кулибиным встала интересная техническая задача. К подобному лифту, открытому сверху, нельзя было прицепить лебедку, а если «подхватывать» кресло лебедкой снизу, она бы доставила неудобство пассажиру. Кулибин решил вопрос остроумно: основание кресла крепилось к длинной оси-винту и двигалось по нему подобно гайке. Екатерина садилась на свой передвижной трон, слуга крутил рукоять, вращение передавалось на ось, и та поднимала кресло на галерею второго этажа. Винтовой лифт Кулибина был закончен в 1793 году, второй же в истории подобный механизм Элиша Отис построил в Нью-Йорке лишь в 1859-м. После смерти Екатерины лифт использовался придворными для развлечений, а затем был заложен кирпичом. На сегодняшний день сохранились чертежи и остатки подъемного механизма.

Знаменитый однопролетный мост через Неву — как он мог бы выглядеть, если бы был построен. Его расчет Кулибин выполнял на моделях, в том числе в масштабе 1:10.

Отец гордился сыном

Кроме того, отец, поощрявший это увлечение сына, старался привезти ему все книги по физике, химии и прочим естественным наукам, которые он только мог найти. И постепенно Ваня понимал, откуда у того или иного предмета обихода «растут уши».

Но было еще одно обстоятельство, которое заставляло отца «потакать» увлечению сына: мальчишка в считанные минуты чинил механизмы любой сложности (чаще всего часы), но и когда дело доходило до мельничных жерновов или каких-то заводских машин, он тоже не подводил. А славу с сыном разделял Кулибин-старший: «Что за сынок у вас Петр, мастер на все руки…»

П. А. Веденецкий, «Иван Петрович Кулибин»Фото: ru.wikipedia.org

Вскоре слава о молодом чудо-механике разнеслась по всему Нижнему Новгороду. А если учесть, что нижегородские купцы разъезжались по всей России, а иногда заглядывали в Европу и даже Азию, очень скоро о талантливом человеке прослышали и в других городах и весях. Единственное, что не хватало Ване — так это толковых учебников, но мы помним, что первый российский университет открылся в Санкт-Петербурге только за 11 лет до рождения Кулибина.

Но ему удалось еще большее — обратить на себя внимание самых высокопоставленных особ. Случилось это только в 1764 году, когда Иван придумал, как можно разместить часовой механизм в оболочке по размерам, удивительно напоминавшем утиное яйцо

Каждый час в них распахивалась дверца, и появлялись крошечные человечки из золота и серебра, разыгрывающие под музыку целое представление.

Эти часы Кулибин преподнес в 1769 году Екатерине II, которая, пораженная талантом мастера, назначила его заведующим механической мастерской Петербургской. А прежний управляющий-иностранец и половину от того, что умел Кулибин, делать не мог…

Создал первые в истории модели подъемника для суден и лифта, но их не оценили

Кулибин решил создать автоматический механизм без волов, который приводился в действие вращением двух колес с лопастями. В 1782-м году он с успехом применил свое изобретение, с его помощью загрузив судно 65 тоннами песка. Казалось бы, бурлацкий труд теперь перестанет использоваться, но с приходом к власти императора Александра I в 1894-м году разработку Кулибина перестали финансировать.

Екатерина II в 1790-м году поручила Кулибину изобрести устройство, которое бы перемещало людей между этажами Зимнего Дворца. Причем императрица хотела получить лифт-кресло, так что изобретателю пришлось разрабатывать подъёмный механизм, который не был даже запланированным. Однако он с честью вышел из ситуации, создав винтовой лифт. Екатерина II садилась в кресло, слуга крутил рычаг, лифт поднимался. Сейчас эта технология кажется допотопной, но в те времена это был первый аналог современного лифта, а ведь подобный механизм только в 1859-м в Нью-Йорке построил Элиша Ортис.

Самоходная коляска — прообраз первого автомобиля

Самоходка Кулибина развивала скорость до шестнадцати километров в час — невиданную по тем временам для такого новаторского средства передвижения. Фактически она представляла собой велосипед со сложной коробкой передач, тормозным и рулевым механизмами. Ради снижения веса коляски Кулибин разработал ее трехколесной.

Человек, приводивший коляску в движение, нажимая на педали, имел возможность отдыхать — коляска могла некоторое время ехать самостоятельно. «Самобеглая коляска» имела маховое колесо и подшипники качения. Отмечали, что у коляски был очень мягкий ход, несмотря на высокую скорость.

Действующая модель самоходной коляски существует, она была воспроизведена по чертежам Кулибина. Изобретение не было введено в производство, как и многие другие детища мастера. Среди знати, только развлекавшейся новыми механизмами, не нашлось человека с коммерческой жилкой и пониманием перспектив техники.

Рис. 2. Модель самобеглой коляски Ивана Кулибина

«Механическая нога» тоже не была одобрена

Кулибин также разработал первый в истории протез ноги. Его «механическая нога» была способна сымитировать движение конечности, которая была потеряна выше колена. Практическое испытание устройства первым выполнил поручик Непейцын, который потерял ногу во время штурма Очаковской крепости. С такой искусственной конечностью поручик сумел дослужиться до генерала и вести полноценную жизнь, лишь слегка прихрамывая. Несмотря на положительные отзывы медиков, разработку Кулибина не поставили на массовое производство, и она сгинула в небытие, как и множество его других инновационных творений.

Первая идея моста через Неву

Столица нуждалась в стабильной переправе через Неву. Существовавшие тогда наплавные мосты приходилось разводить во время ледохода. Конструкция одноарочного моста, предложенного Кулибиным, решала эту проблему.

Спроектировав 300-метровый однопролетный мост, инженер создал его модель в одну десятую оригинала. Она была установлена и успешно испытана в Таврическом саду на глазах скептиков и сомневающихся. Однако мост через Неву по проекту Кулибина так и не был построен.

Рис. 1. Проект однопролетного моста через Неву

Его конструкция была передовой для своего времени и отвечала требованиям, заявленным в конкурсе на мост через Темзу. Этот конкурс укрепил русского изобретателя в мысли, что его идеи отвечают духу времени и отражают реальные запросы города.

Из Потемкина цирюльник не получился

Но не надо думать, что Кулибин занимался только безделушками. Например, именно он помог решить весьма важную проблему тех времен: мосты.

В середине XVIII века они были мало приспособлены для проходов судов. И эту проблему механик-самоучка решил не только в Санкт-Петербурге, но еще и в Лондоне. И как великодушный русский человек от гонорара за «Лондон-бридж» отказался: достаточно и того, что все это сделал наш, российский талант.

Не все так гладко было во взаимоотношениях Ивана Петровича с царедворцами. Тот же Потемкин долгие годы спал и видел, что стянет с Кулибина кафтан, заставит побрить бороду и будет показывать в Европе, греясь в лучах его славы. Иоганн Баптист Лампи (старший), «Портрет князя Григория Потемкина-Таврического»Фото: artchive.ru

Но нашла коса на камень — талантливый механик наотрез отказался расставаться с подлинным атрибутом русского мужика, да и в шелка облачаться не спешил. Потемкин ответил по-свойски: начал пакостить на каждом шагу, принуждая оценивать труд Кулибина в сущие копейки…

Но еще хуже относился к мастеру пришедший к власти после смерти Екатерины Павел I. Он постарался вытравить из памяти современников все то, что было связано с именем его матери. И одним из первых это осознал Кулибин. Он не стал цепляться за академию наук, в которой провел безо всякого перерыва 32 года, а собрал вещички и вернулся на родину, в Нижний Новгород.

Прожектор


В 1779 году увлекавшийся оптическими приборами Кулибин представил петербургской публике свое изобретение — прожектор. Системы отражающих зеркал существовали и до него (в частности, использовались на маяках), но конструкция Кулибина была значительно ближе к современному прожектору: одна-единственная свеча, отражаясь от размещенных в вогнутой полусфере зеркальных отражателей, давала сильный и направленный поток света. «Чудесный фонарь» был положительно принят Академией наук, расхвален в прессе, одобрен императрицей, но остался лишь развлечением и не был применен для освещения улиц, как полагал Кулибин изначально. Сам мастер впоследствии изготовил ряд прожекторов по индивидуальным заказам кораблевладельцев, а также сделал на базе этой же системы компактный фонарь для кареты — это принесло ему определенный доход. Мастера подвело отсутствие защиты авторского права — каретные «кулибинские фонари» начали массово делать другие мастера, что сильно обесценило изобретение.

«Мама» оказалась скупа

При этом императрица еще умудрилась выгадать, положив жалованья своему русскому таланту на 2000 рублей меньше. Но Кулибин был рад и этому: в его понимании деньги были последнее дело, главное — престиж государства.

В первые годы своего пребывания в Санкт-Петербурге Иван Петрович занимался настоящим творчеством, тем более что под его руководством трудились такие же, как он, блистательные мастера: инструментальщик Петр Косарев, оптики — семья Беляевых. Как из рога изобилия посыпались изобретения: новые приборы и «всякие машины, которые… полезны в гражданской и военной архитектуре и в прочем».

Вот только далеко не полный перечень того, чему удивлялись современники: точные весы, морские компасы, сложные ахроматические телескопы, заменившие простые григорианские, и даже ахроматический микроскоп.

Иностранцы были просто в шоке, когда видели эти приборы, созданные русским изобретателем. В те времена в просвещенной Европе не имели инструментов и приспособлений, к примеру, для расточки и обработки внутренней поверхности цилиндров.

Впрочем, работать-то толком Ивану Петровичу не дали, так как заказы со стороны императрицы и придворных всех мастей порой опережали друг друга. Для Екатерины II Кулибин изобрел специальный лифт, поднимавший грузную царицу, для Потемкина — любителя шумных и красочных фейерверков — такие чудеса пиротехники, что ими могли гордиться и родоначальники этого вида забавы — китайцы.

Прожектор

В 1779 году увлекавшийся оптическими приборами Кулибин представил петербургской публике свое изобретение — прожектор. Системы отражающих зеркал существовали и до него (в частности, использовались на маяках), но конструкция Кулибина была значительно ближе к современному прожектору: одна-единственная свеча, отражаясь от размещенных в вогнутой полусфере зеркальных отражателей, давала сильный и направленный поток света. «Чудесный фонарь» был положительно принят Академией наук, расхвален в прессе, одобрен императрицей, но остался лишь развлечением и не был применен для освещения улиц, как полагал Кулибин изначально. Сам мастер впоследствии изготовил ряд прожекторов по индивидуальным заказам кораблевладельцев, а также сделал на базе этой же системы компактный фонарь для кареты — это принесло ему определенный доход. Мастера подвело отсутствие защиты авторского права — каретные «кулибинские фонари» начали массово делать другие мастера, что сильно обесценило изобретение.

https://images1.popmeh.ru/upload/custom/fe0/fe00443bbc8966965c640cdb798f9c32.jpgФонарь-прожектор, созданный в 1779 году, так и остался технической диковинкой. В быту — в качестве фонарей на экипажах — применялись лишь его уменьшенные версии.

Самобеглая коляска и другие истории

Нередко Кулибину, помимо действительно изобретенных им конструкций, приписывают множество других, которые он действительно совершенствовал, но не был первым. Например, Кулибину очень часто приписывают изобретение педальной самокатки (прообраза веломобиля), в то время как такую систему создал на 40 лет раньше другой русский инженер-самоучка, а Кулибин был вторым. Рассмотрим некоторые из распространенных заблуждений.

Итак, в 1791 году Кулибин построил и представил Академии наук самодвижущийся экипаж, «самобеглую коляску», по сути являвшуюся предшественницей веломобиля. Она была рассчитана на одного пассажира, а в движение машину приводил слуга, стоящий на запятках и поочередно давящий на педали. Самобеглая коляска некоторое время служила аттракционом для знати, а затем затерялась в истории; сохранились только ее чертежи.

Кулибин не был изобретателем веломобиля — за 40 лет до него аналогичную по конструкции самобеглую коляску построил в Петербурге другой изобретатель-самоучка Леонтий Шамшуренков (известный в частности, разработкой системы подъема Царь-колокола, которая так и не была использована по назначению). Конструкция Шамшуренкова была двухместной, в более поздних чертежах изобретатель планировал построить самоходные сани с верстомером (прообразом спидометра), но, увы, не получил должного финансирования. Как и самокатка Кулибина, самокатка Шамшуренкова до наших дней не дошла.

Водоходное судно

В конце XVIII века самым распространенным способом подъема грузов на судах против течения был бурлацкий труд — тяжелый, но относительно недорогой. Существовали и альтернативы: например, машинные суда, приводимые в движение волами. Устройство машинного судна было следующим: оно имело два якоря, канаты которых крепились на специальном валу. Один из якорей на шлюпке или по берегу доставлялся вперед на 800−1000 м и закреплялся. Волы, работающие на судне, вращали вал и накручивали якорный канат, подтягивая судно к якорю против течения. В это же время другая шлюпка везла вперед второй якорь — так обеспечивалась непрерывность движения.

Кулибину пришла в голову мысль, как обойтись без волов. Его идея состояла в использовании двух колес с лопастями. Течение, вращая колеса, передавало энергию на вал — якорный канат накручивался, и судно подтягивало себя к якорю, используя энергию воды. В процессе работы Кулибина постоянно отвлекали заказами на игрушки для царских отпрысков, но он сумел выбить финансирование на изготовление и установку своей системы на небольшое судно. В 1782 году оно, нагруженное почти 65 т (!) песка, показало себя надежным и значительно более быстрым, нежели корабль на воловьей или бурлацкой тяге.

В 1804 году в Нижнем Новгороде Кулибин построил второй водоход, который был вдвое быстрее бурлацких расшив. Тем не менее департамент водных коммуникаций при Александре I отверг идею и запретил финансирование — водоходы так и не получили распространение. Гораздо позже в Европе и США появились кабестаны — суда, которые подтягивали себя к якорю, используя энергию парового двигателя.

Лопастной водяной двигатель

Среди изобретений Кулибина выделяется водоход, принцип работы которого был похож на коноводное судно. Такие грузовые суда использовали на Руси наряду с бурлацкими. Якорь груженого судна бросали далеко впереди, завезя его на шлюпке, а затем с помощью лошадей подтягивали к нему судно. Механизм представлял собой водяные колеса, приводимые в движение потоком речной воды. Через зубчатую передачу вращение передавалось на другую ось, на которую была намотана якорная цепь. Пока судно подтягивало себя к первому якорю, далеко впереди бросали второй, и судно шло дальше.

Всего Кулибин создал три проекта водохода, последний только на бумаге. Испытание первой модели прошло не настолько успешно, чтобы впечатлить чиновников из водного департамента. Они сочли проект слишком дорогим и неэффективным, бурлаки способны протащить груз на большее расстояние за одни сутки. Хотя изобретатель внес в первый проект значительные усовершенствования, он был отклонен.

Что имеем, не храним…

Это был уже не молодой, но сохранивший ясность ума, точный глаз и твердую руку 61-летний механик. Он по-прежнему что-то изобретал, правда, размах воплощений его новых проектов в жизнь становился существенно меньше. Кулибин от щедрот своих дарил изобретения людям, а ушлые иностранцы потом устроят настоящую охоту за чертежами мастера и присвоят себе самые громкие его изобретения.

Памятник Ивану Петровичу Кулибину в Нижнем Новгороде

Хотите примеры? Пожалуйста!

  1. Оптический телеграф, изобретенный Кулибиным, будет через 35 лет после описываемого события закуплен царским правительством у французов.
  2. Трехколесный экипаж-самокатка Кулибина с маховым колесом, тормозом, коробкой скоростей через сто лет ляжет в основу ходовой части автомобиля Карла Бенца.
  3. Созданная им «механическая нога» для офицера, потерявшего конечность при Очаковском штурме, ляжет в основу нынешних протезов.
  4. То же самое относится к изобретенному им методу веревочного многоугольника, без которых не было бы таких ажурных и очень прочных современных мостов.
  5. И даже больше — в основу строительства знаменитого пекинского стадиона «Птичье гнездо», на котором сегодня соревнуются олимпийцы, положены идеи, высказанные в XIX веке Кулибиным.

Можно ли стать изобретателем сегодня? А почему бы и нет? Главное, чтобы душа к этому делу лежала, руки росли из правильного места и трудолюбием Бог не обидел. Жаль, что изобретательство сегодня в большей мере заменено рационализаторством. Но сути это не меняет. Думаю, в каждом из нас есть частичка от Кулибина. Главное, ее вовремя разглядеть и развить…

Вечный двигатель

Об изобретениях самого Ивана Кулибина написано немало

Но биографы всегда старались обойти вниманием его работу над вечным двигателем, которая, казалось, не красит гениального механика.
Мысль заняться изобретением чудо-двигателя зародилась у Кулибина в начале 70-х годов XVIII века, когда он служил механиком при Петербургской академии наук. Опыты над вечным двигателем отнимали у него не только время и силы, но и немалые личные средства, заставляя влезать в долги.
В те времена закон сохранения энергии еще не был точно обоснован

Кулибин не имел солидного образования, и ему, механику-самоучке, трудно было разобраться в этом непростом вопросе. Люди, окружавшие его, также не могли помочь. Одни не умели ясно объяснить его заблуждение. Другие сами не были убеждены в том, что энергия из ничего не берется и никуда не исчезает. Наконец, третьи сами верили, что вечный двигатель возможен, и побуждали Кулибина продолжать поиски.
К числу последних относился, например, известный писатель и журналист Павел Свиньин

В своей книге о Кулибине, изданной в 1819 году, спустя год после смерти Ивана Петровича, он, имея в виду кулибинский вечный двигатель, писал: «Жаль, что не удалось ему кончить сего важного изобретения. Может быть, он был бы счастливее своих предшественников, останавливавшихся на сем камне преткновения; может быть, он доказал бы, что вечное движение не есть химера механики…»
Удивительно, но работу Кулибина по изобретению вечного двигателя поддерживал даже великий Леонард Эйлер.’ «Любопытно заметить, — писал Свиньин, — что Кулибин поощрен был к сему открытию знаменитым математиком Эйлером, который на вопрос, какого он мнения насчет вечного движения, отвечал, что почитает его существующим в природе и думает, что оно обретется каким-нибудь счастливым образом, подобно откровениям, почитаемым до того невозможными»

И Кулибин всегда обращался к авторитету Эйлера, когда ему приходилось защищать идею вечного двигателя от критиков.
В «Известиях» академии была напечатана статья «Совет мечтающим об изобретении вечного или бесконечного движения». В ней говорилось: «Изобресть непрерывное движение совсем невозможно… Сии бесполезные исследования крайне вредны потому наипаче (особенно), что от них многие семейства разорились и многие искусные механики, которые могли бы оказать обществу знанием своим великие услуги, потеряли, достигая до решения сей задачи, все свое имение, время и труды».
О том, читал ли эту статью Кулибин, никто не знает. Известно только, что несмотря на мнение Академии наук он со свойственным ему упорством продолжал работать над вечным двигателем с уверенностью, что даже эта задача будет рано или поздно решена.
Кулибин разработал целый ряд моделей своей машины. За основу он взял старую идею, известную еще со времен Леонардо да Винчи, а именно: колесо с перемещающимися внутри него грузами. Последние должны были все время занимать положение, нарушающее равновесие, и вызывать, казалось бы, безостановочное вращение колеса.
За рубежом тоже работали над созданием вечного двигателя. Кулибин внимательно следил за этими работами по доходившим до него сообщениям. А однажды, в 1796 году, согласно повелению Екатерины II, ему довелось даже рассматривать и оценивать один из таких иностранных проектов. Это был вечный двигатель немецкого механика Иоганна Фридриха Гейнле.
Иван Петрович не только «с наивозможным тщанием и прилежностью» изучил чертеж и описание иноземного перпетуум-мобиле, но и сделал его модель. Она состояла из двух перекрещивающихся трубок с мехами, наполненными жидкостью. При вращении такого креста жидкость по трубкам перетекала бы из одних мехов в другие. Равновесие, по мысли изобретателя, должно было теряться, и вся система — приходить в вечное движение.
Модель двигателя Гейнле, конечно, оказалась неработоспособной. Проводя с ней опыты, Кулибин, как он писал, «не нашел желаемого в том успеху». Но это нисколько не поколебало его веру в сам принцип вечного движения.
Осенью 1801 года Иван Петрович возвратился из Петербурга на родину, в Нижний Новгород. Он и здесь не оставил свои безуспешные поиски вечного движения. Прошло много времени, наступил 1817 год. И вот однажды в столичной газете «Русский инвалид» за 22 сентября Кулибин прочел заметку, прозвучавшую для него подобно грому. В заметке сообщалось, что некий механик Петере из Майнца «изобрел, наконец, так называемое вечное движение (perpetuum mobile), которого тщетно изыскивали в продолжение многих веков».

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.